Tags: самоубийства

dreamy

Легенды Санкт-Петербурга

Автор - Геннадий ФЕДОТОВ, собкор «АН»
____________________

Санкт-Петербург – молодой город, и привидения здесь относительно не старые. Самому «древнему» – Петра I – нет еще и трех веков, что для призрака, в принципе, не так уж и много.

Однажды архитектор Кокоринов принимал в только что законченном здании Академии художеств императрицу Екатерину Великую. И надо же было так случиться, что ее величество испачкала платье о свежеокрашенную стену!

Екатерина, конечно, выразила неудовольствие, а незадачливый архитектор не сумел пережить монаршего гнева и в ту же ночь повесился от стыда на чердаке. С тех пор его тень, вооруженная чертежными инструментами, является студентам-полуночникам. И всегда, утверждают, к несчастью – к несданному экзамену.

"А в ненастные ночи в ворота Академии раздается стук и крик: Это я - скульптор Козловский со Смоленского кладбища, весь в могиле измок и обледенел, отвори!"
Collapse )
Lost here
  • arakyn

Второе убийство на проклятой мельнице

Но т.к. дело замяли, а старушек никто не слушал, мельница продолжала существовать и успешно работать.
Только вот Господин К. стал не тем, что раньше. Часто пил, избивал детишек (благо всё одно хорошие люди выроли). Трудно ему было пережить такой грех, ну да время все лечит. Прошло пару лет, случай забылся, и Господин К. зажил обычной жизнью.
Но как бывает в таких историях, случилось нечто. А точнее - что-то ужасное и злое. И опять с утра, и опять на мельнице. Один из рабочих защемил руку в жерновах, да так в ней и остался. В виде кровавого месива. Картина была жуткая, сразу же поползли слухи, легенды. Одни говорили, что над мельницей проклятье. Другие - злой призрак. Третии - про коварного конкурента. Все это пугала горожан, рабочие стали уходить, мельница стала чахнуть. С ней чах и господин К.
И вот, однажды вечером, когда шел липкий и мокрый снег, господин К. проник на свою мельницу. Внутри было пусто, сухо и сыро. Жернова покрылись пылью за эти две безработные недели. Господин К. любовно обвел взглядом первый этаж. Поднялся на второй, осметреть механизмы. Все было в порядке, в рабочем состоянии. Рука К. потянулась к рычагу включения питания и потянула его на себя. Мельница ожила и пришла в движение.
Стоял невыносимый грохот, но К. это казалось музыкой. Он сошел с ума, но в то же время прекрасно понимал, что происходит. Он и мельниа связаны. Мельница питает его, а он питает ее. О живут, как единный организм, соединение человека и машины. Они были Божественным организмом. И как любой бог, мельница требовала жертвы. Ею был и тот бродяжка, и работник, и многие мальчишки, забредавшие сюда ночью. Теперь К. это знал ведь они воссоединились. Он видел каждую жертву, каждую кровавую историю, произошедшую по его вине. И тогда он выпрыгнул в окно на третьем этаже, думая, что если он умрет, то и мельница погибнет...