December 3rd, 2009

Белая кишка

Один мужик, его звали Вова, шел домой мимо парка. А было темно. Часов 11. Все небо в звездах. Но он не очень дрейфил. И вот он идет и видит в темноте, что дорогу пересекает белая полоса. Он не сразу даже ее разглядел, потому что близорукостью страдал. Но не сильно. Где-то у него минус два с половиной было не больше. Ну, вот, он, значит, подходит. Смотрит: это кишка такая пластмассовая. Ее подключили к гидранту на тротуаре и протянули в парк. Он думает: кому это понадобилось парк поливать ночью? Надо бы проверить. Полез через забор. Побарахтался немного, но перебрался таки. Штаны, правда, порвал, но не сильно. Ладно, говорит, сгорел забор, гори и хата, потом подошью. Идет дальше. Кишка – в чащу, он – за ней. Смотрит, там впереди кусты так сводом сходятся и кишка под них ныряет. Подходит, а это не кусты, а грот. Потрогал, действительно, это не зелень, а скальные породы. И на них голубоватый свет звезд мерцает. Отраженным образом. Поэтому он и принял их за кусты. Ну он тогда думает: сгорел забор, гори и хата, посмотрю, что в этом гроте делается. Что они там поливают среди ночи. Заходит, а там тоже такой свет мерцает голубоватый на потолке, но природа его непонятна. Потому что свет звезд достичь этого потолка никак не может. Грот же под землей, верно? А звезды – над землей. Так что свет явно не звездного происхождения. Откуда же он? Тогда он думает: а-а, это, наверное, от моих наручных часов. Смотрит на часы, а те сияют как никогда в жизни. И показывают четверть двеннадцатого. Это, выходит, он уже четверть часа за этой кишкой шел. Ну, теперь, решает он, назад точно поздно переть. Надо довести начатое расследование до конца. Делает еще шаг-другой и проваливается в яму. Летит он довольно долго. Так долго, что даже успевает подумать, что, скорей всего, его решение идти до конца было не вполне правильным. Упав, он лишается чувств. Сколько он пребывает в беспамятстве – неясно. Поэтому очнувшись, он первым делом смотрит на часы. Но от сильного ушиба головы, изображение двоится. Через какое-то время ему удается навестись на резкость и он видит, что цифры на циферблате исчезли, а вместо них теперь буквы. И он читает: Э Т О К О Н Е Ц В О В А