April 18th, 2005

курю

Такая история с моими знакомыми приключилась

Несколько лет назад моим знакомым крупно свезло.
Купили они в самом Центре "горящую" квартиру за смешные даже по тем
временам деньги. Четыре комнаты, небольшие, но изолированные, два балкона. Одним словом: красота.
При подписании договора у нотариуса, когда уже все было тип-топ, спрашивают у бывших хозяев:"А чего это это Вы вообще ее продали?". А
те замялись, а старший сын, то- ли в шутку, то- ли всерьез и говорит:
"Да барабашка замучал, вот и съехали 3 года назад. Немного посдавали,
да больно часто арендаторы менялись..." Заценили мои знакомые шуточку,
отремонтировались на свой вкус, да и въехали месяца через полтора.
Живут. Радуются. И был у них кот замечательной наружности кило так на
восемь-десять.Да, что был, он и сейчас, слава богу, есть. Ну Очень они им гордились.Такие коты, сами понимаете, на улице не валяются. Но стали с котом происходить странные вещи. Нервы у животного сдали.
Орет по ночам благим матом,
март-не март, а будто режут его... И худеть стал кот. Уж вроде кормят
скотину как на убой, хошь- мясо, хошь- рыбу а уж про разные там вискасы-
кискасы и говорить не приходится, не в чем не было животине отказу.А он,
сердешный, все худеет и худеет. Уже и людям стыдно показать. А расход
питания, тем не менее все растет и растет. Уж и к ветеринару водили, и
академика-по-котам на дом приглашали за большие деньги. А толку- ноль.
Кот тает на глазах. И по ночам уже не орет, а так, поскуливает тихонечко,
по-щенячьи.
Вышел раз ночью хозяин водички попить на кухню в потемках, а у кошачьей
миски кто-то хрустит кормами, да урчит, как трансформатор. Что не кошара,
точно. Сам-то кот, исхудавший у хозяйки в спальне в ногах дрых. А тут
такое. Включил хозяин свет, а у миски... кот, не кот, размером с трехмесячного поросенка, весь в шерсти, хвост лысый, как у крысы, нос
курносый, свинячий, а мордой лица больше на человека смахивает, нежели на
животное. Олянулся на хозяина и заржал по-людски, а потом снова к миске
и дальше чавкать. Хозяина чуть кондратий не хватил. Как до постели дополз, сам не помнит. А утром все жене рассказал и побежали они оба
раненько по-утру к попу знакомому в ближайшую церковь. Поп отзывчивый
оказался, быстренько собрался, баклашку святой воды с собой прихватил,
все как полагается обрызгал, помолился на все углы. Успокоились хозяева.
А ночью опять хруст из кухни. Тут супруги оба, держась друг-за-друга, на
кухню на цыпочках. А, что поделаешь? Страшно, но интересно, аж жуть.
Сидит, голубчик, у миски, физиономию салфеткой бумажной утирает и говорит
человеческим голосом. Баритональным басом, как утверждала впоследствии
моя знакомая."Кашу варите манную, сладкую, на молоке. Не буду вашего
кота обижать. Но чтоб каждую ночь кастрюля каши стояла! Такое моё последнее слово. И больше вы меня не увидите!"
Так и повелось. Каждый вечер хозяюшка варила ему кашу литра на два, ставила около кошачьей миски. А утром кастрюля была не просто пустая, а
начищенная до блеска. И так каждый день. Они и с вареньем пробовали
кашу делать, и с орехами, и с цукатами... Главное, послаще. Вроде,
понравилось. Жрет и моет. Жрет и моет.
Кот, кстати, поправился, стал еще жирнее, чем был. Целый день дрыхнет, а
по-ночам на кухне тусуется. Чего они там делают, один черт разберет.
Главное: тихо. Да и ладно...