January 11th, 2005

NoMad Frog

Живая земля

Одна старушка-горбушка на пенсии очень любила цветы дома выращивать. Посадит семечку в горшочек, водичкой поливает и радуется, как растёт. А скаредная была - страсть: в новогоднюю ночь шышек не допросишься. Даже на цветочках своих экономила: семечки по базарам ковыляла собирать, у кого что из мешка выпадет - она сразу цап, да и за щеку. А земельку с кладбища брала - у неё старее её самой, заброшенное уж давно, кладбище было. Так и жила, никого не трогала. И была ей за это радость: засыпала она в один горшок побольше много-много землицы-то, а семечка ещё не успела спиздить втыкнуть. Наутро же расцвёл у неё в этом чюдесном горшке цветок красы невиданной: весь бордовый, будто кровушкой проваславною налит, и большой-пребольшой: голову млоденчика можно в бутон засунуть, только отчего-то мясцом техленьким пахнул. Радовалась старушка, прыгала вокруг, плясала, перед телевизором цветком хвастала. А только вот как-то стала она подмечать, что земля-то в горшке у любимца её проседает. Проваливается, как над тайной, некрещёной могилкой по весне бывает. Она подсыпет земельки-то кладбищенской - а наутро глядь: горшок снова полупустой, у цветка корни жёлтые, влажные оголились, того и гляди засохнет. Она и опять подсыпает - и опять всё проваливается куда-то, как в прорву прямо. Осерчала тогда старушка, притащила на горбу с кладбища целый мешок земли и прямо с костями давай её обоими руками в горшок упихивать. Пыхтит, раскраснелась, вот уже полмешка упихала, хотела ещё из мешка добавить - и вдруг почувствовала, что руки как отнялись. Не вынуть их из горшка, как ни старайся. Перепугалась старая, хотела на помощь звать - а цветок-то возьми, да поцелуй взасос её в губы запавшие, да так и прирос. Стоит старушка, горбом трясёт, буркалами вращает, притоптывает - а сделать ничего невозможно. Так и померла через три дня, как дерево, стоя - от голода языком подавилася и не спаслась. Её потом только через полгода смогли экскаватором из горшка вызволить, но уже мёртвую и без единой кровиночки.

Вот как у мертвецов-то живую их землю-то воровать что бывает !
Трость

Похитители детей

Когда я был маленьким, детей воровали то и дело.

- Я стояла в очереди, а тут выбегает из магазина мамаша и кричит: «Где мой ребенок?! Где мой ребенок?!» Все зашумели - действительно, был только что мальчик, ходил рядом, а одна гражданка и говорит: «Я видела, его какая-то женщина взяла за руку и увела за угол». Бросились - нет никого, милицию вызвали, мать сознание потеряла...
- Ужас!..
- И в соседнем дворе тоже...
- А там что?
- Мальчик пропал, долго искали, нет нигде. Тоже милицию вызывали... А потом дворничиха нашла через несколько дней - он в шахте лифта лежал, на самом дне, мертвый. Свернулся калачиком, будто спал, осмотрели его - никаких следов, только у самого сердца маленькое синее пятнышко...
- Ой, господи!.. Что же делать-то? Страх какой! Я своим все время говорю - не убегайте, играйте рядом, а у самой сердце так и разрывается!
- И, самое главное, не знает никто, для чего их воруют. Иногда обратно подбрасывают...
- Господи, господи... Кто ж это творит?
- Тоже неизвестно, и поймать не могут...

В отличие от взрослых, мы, дети, точно знали, откуда ожидать беды: похитители детей непременно приезжали на автомобилях, чьи номера имели повторявшиеся цифры. И, если неподалеку от тебя, отбившегося от родителей, притормаживала такая машина, следовало бежать, бежать без оглядки, с сердцем, обмиравшим от сладкого ужаса и торжества над оставленными с носом злодеями.

ГИБЕЛЬ ОТРЯДА УРАЛЬСКОГО ПОЛИТЕХА

ГИБЕЛЬ ОТРЯДА УРАЛЬСКОГО ПОЛИТЕХА

Зимой 1959 года довольно хорошо подготовленная группа туристов - студентов Уральского политехнического института - совершала восхождение на высоту "1079" Приполярного Урала. Через несколько дней после начала похода она должна была выйти на связь. Но контрольный срок прошел, а ребята не объявлялись. В район северного города Ивделя были отправлены поисковые бригады.

Взорам спасателей предстала страшная картина. В живых не осталось никого. Тогда, в феврале, откопали только пятерых, остальные четверо были извлечены из-под снега в мае.

Казалось бы, причин не доверять выводам следственной группы нет. Горы, забравшие уже немало человеческих жизней, непредсказуемы. Здесь все, даже не опасное на первый взгляд изменение погоды, может привести к беде. Но то, что увидели прибывшие на перевал Дятлова люди, то, что зафиксировано в многочисленных протоколах следствия, что в виде страшных слухов прошло по городу, наталкивало на мысль, что была какая-то другая причина трагедии.

Полураздетые трупы ребят были найдены в полутора тысячах метров от палатки. Что заставило людей среди ночи покинуть свое жилище и в одних свитерах, без обуви по морозу бежать в долину?

Почему у троих из группы сильные травмы - переломы ребер, повреждения черепа? Почему ветки деревьев, заготовленные для костра, были срезаны так, будто кто-то наугад, не видя, что делает, орудовал ножом? Почему палатка была изрезана? Ответа на все эти вопросы следствие не дало.

Масла в огонь добавило странное поведение местного руководства. Расследование обстоятельств дела велось под контролем обкома КПСС.

Родственников к телам погибших ребят не допускали. Похоронами руководил прокурор. Для публикации в местной газете партийному руководству якобы потребовалось разрешение самого Хрущева. То ли он его не дал, то ли с этой просьбой к нему так и не обратились, только о трагедии в печати не появилось ни строчки.

По городу поползли слухи. Возникла "жуткая" версия, согласно которой ребята якобы ступили на священную землю ханты-манси, за что их жестоко покарали шаманы: выкололи глаза, чтобы чужаки не могли сориентироваться, найти дорогу к палатке...

Прошли годы, но трагедия не забывается. Только объяснения ее, в соответствии с меняющимися временами, теперь иные. Возникла версия, что отряд уничтожил НЛО, зависший над перевалом. Говорят, имеются чуть ли не очевидцы.

Другая версия. Как выяснилось, перед походом студенты приходили в геологоуправление за картой Приполярного Урала. Но им ее не дали, мотивируя тем, что место, куда они хотят направиться, закрыто даже для изысканий. Теперь-то мы знаем, что на Урале было немало таких запрещенных зон, связанных с испытаниями или производством ядерного оружия. "Возможно, атомная вспышка ослепила ребят", - таково еще одно направление поиска, который много лет по своей инициативе ведут Владимир Рябков, Алексей и Елена Коськины. Им удалось раздобыть уголовное дело, дающее серьезную информацию к размышлению. Оказывается, действительно на месте гибели ребят была обнаружена радиация, уровень которой во много раз превышал норму. Однако листы с данными физикотехнической экспертизы изъяты из материалов дела и помещены на хранение в особый сектор прокуратуры, о чем на одной из страниц сделана пометка. И это несмотря на то, что к делу подшит первоначальный вариант постановления о прекращении следствия, где наличию радиации посвящен целый абзац, который в окончательном документе, естествен" не упоминается.

Затеявший расследование журналист газеты "Уральский рабочий" pi зыскал в Кустанае одного из подписавших это постановление - бывше" прокурора Л. Иванова - и спросил его, кто и почему засекретил дело.

"Я сам засекретил, сам и экспертизу изъял. Было сказано: "Все лии нее убрать..."

Имеет ли отношение к трагедии повышенная радиация или это просто совпадение? Сегодня, когда открываются многие тайны нашего прошлого, необходимо вернуться и к этой истории. Пока же расследования ведутся энтузиастами - как правило, из числа студентов политеха.

В настоящее время уже не осталось следов трагедии. Лишь на перевале Дятлова высится обелиск, воздвигнутый друзьями в память участников того рокового восхождения. Будет ли раскрыта тайна погибшего отряда?