Tags: - Коваль - разные тексты

друг Топтыжки

С Праздником Весны и красоты!

*

Рисунок Юрия Коваля.

Поздравляю всю прекрасную половину сообщества с 8 Марта! Будьте здоровы и счастливы!
Под катом одно замечательное "цветочное" интервью с Юрием Иосифовичем для вас, дорогие!
Collapse )
locustella

Письмо Юлии Коваль к издателям сборника прозы Ю. И. Коваля "Суер-Выер и много чего ещё"

02

Письмо в редакцию издательства "Азбука".
Уважаемые издатели сборника прозы Ю.И.Коваля "Суер-Выер и много чего ещё"!
Была потрясена увиденной задней обложкой сборника отца, изданного вами.
К сожалению, я пока не держала его в руках - надеюсь, что авторские экземпляры вы планируете доставить наследникам -, но сама по себе эта обложка говорит о многом.
Тексты писателя, язык которого считается эталонным, невозможно характеризовать таким образом. Подобное заключение - о содержании в текстах сборника нецензурной брани - говорит, к сожалению, об уровне издателей. Если ваши бдительные корректоры усмотрели нечто сомнительное в ковалином словоупотреблении, то это никак нельзя квалифицировать словом "брань". Поскольку брань - это высказывание негативное, агрессивное, уничижающее его адресата. Это понятие абсолютно не соответствует тематике, проблематике и поэтике прозы Юрия Коваля. Мы не можем забывать как то, что лучшие свои произведения, вошедшие в сборник, он написал для детей, так и то, что великие редакторы и корректоры ведущих советских издательств вместе с автором шлифовали тексты до зеркального блеска, до того состояния, когда "каждое слово хочется поцеловать" (цитата из Ю.И.Коваля). Максимум, что вы можете инкриминировать автору - это наличие обсценной лексики. Да и то её ещё нужно найти.
В связи с вышеизложенным прошу вас:
- прислать мне текстовое подтверждение вашего заключения о наличии брани в прозе отца;
- принести извинения наследникам Юрия Иосифовича и ковалелюбам всей страны за клевету в адрес одного из любимейших наших писателей;
- заклеить позорное клеймо на обложке наклейкой, более соответствующей сути дела.
ЮЮКоваль
друг Топтыжки

Про новый трёхтомник Коваля к 80-летнему Юбилею

*


Ковалиная рассылка на букинистическом сайте алиб.ру доложила... Издательство "Престиж бук" в этом году издаёт собрание сочинений ЮрийОсича... в 3-х томах!
Похоже, это была утечка, т.к. объявление очень быстро сняли. Но я успел кое-что сохранить :). Аннотация и полное содержание! Есть и "Лисовин", и "Канитель", и "Дождь" и много чего ещё, дорогие друзья!
Collapse )
locustella

Книжки для дошкольников от издательства «Мелик-Пашаев»

Сегодня в нашем обзоре – три яркие, красочные книжки с великолепными иллюстрациями и интересными историями, адресованными читателям юного возраста.

Почему доктор Мышкин так любит делать всем укольчики? Какой цвет получится, если Красная Борода смешается с Синей? Кто напугал Шуру и Марусю, когда они остались одни дома? Давайте скорее читать!

Юрий Коваль «Красная Борода»

Стихи и сказки Юрия Коваля – это всегда настоящий праздник. Необыкновенный был человек. Его доброта, любовь к природе, мягкое чувство юмора отразились в рассказах, стихах, сказках и песнях. И как хорошо, что всем этим можно поделиться с детьми!

Читать далее:
http://kaknado.su/blog/dosug/deti-3-6/knizhki-dlya-doshkolnikov-ot-izdatelstva-melik-pashaev/

друг Топтыжки

Срочно в номер! "Красная борода". Коваль от Мелик-Пашаева

*


Судя по всему, вот-вот увидит свет долгожданный сборник ранних сочинений Юрия Иосифовича, в т.ч. в соавторстве с Леонидом Антоновичем Мезиновым! Будут избранные стихи, "Красная борода", "Сказка про чайник" и возможно "Сказка о том, как строился дом". Последние ни разу не переиздавались!
Collapse )
друг Топтыжки

Предновогоднее

*


Дорогие друзья! Приготовил для вас небольшой подарок. Перепечатал редчайший рассказ Юрия Коваля, который был опубликован всего однажды ровно 30 лет назад в журнале "Юный натуралист". Юрий Иосифович включил его в цикл "Чистый Дор", но в книжные публикации он никогда не входил и заметно отличается по стилистике. Но от этого не стал менее прекрасным. Приглашаю вас к чтению этой атмосферной вещи.
Collapse )
порт

Друзья! А вот вам всем некоторый подарок - несколько никогда не публиковавшихся страничек Коваля

В семейном архиве К. сохранились черновые наброски к ПГЛ, не вошедшие в окончательный текст, из которых следует, что первоначально эта повесть задумывалась, как связанная с ПВК более тесно. Приведем здесь текст этих набросков.
            Набросок первый – правленая машинопись: «Глава первая. А на улице дождь идёт. Прохожие без зонтиков перебегают от подъезда к подъезду, таятся от дождевых капель. Смотреть не на что.
            Гора арбузов мокнет под дождём и около неё нет очереди. Можно сбегать купить арбуз, но в дождь арбуза не хочется. В дождь хочется чаю с вареньем из чёрной смородины.
            В Карманове сейчас, наверное, тоже дождь. Гусь кармановский спрятался под мотоциклом, а старшина Тараканов глядит на него в окошко. Гусь этот, дождик и мотоцикл нагоняют наверно на старшину печаль.
<Далее опять рукописная вставка> Но только в Карманове дождь идет еще мельче, еще холоднее, и гусь кармановский давно уж спрятался под мотоцикл, а старшина Тараканов задумчиво глядит на него в окошко. Дождь этот, гусь этот и этот мотоцикл нагоняют на старшину печаль и размышления о жизни.
<Далее опять машинопись> – Сбрить что ль усы? – думает старшина. – Все люди, как люди, а я усы отрастил.
            А может быть старшина думает по-другому:
            – Сроду не стану брить усы. Усы мужчину красят. Вот обрезать их маленько, подравнять – это можно. А то разрослись, дьяволы, что твоя картофельная ботва.
            Но скорее всего и такие мысли не приходят старшине в голову.
            – Чего их зря подрезать, – может быть, думает он, – Пускай развиваются. Ус любит рост, длину. А на картофельную ботву они не похожи, скорей уж на лук. Да и что это вообще за чепуха – сравнивать усы с огородными культурами?
            Так рассуждает старшина Тараканов или иначе, в одном мы с ним согласны: сравнивать усы с огородными культурами – гиблое дело. Лучше уж сравнить их с таволгой, которой много на сырых кармановских лугах. Таволга – вот поэтичное слово, жалко, что никак не подходит оно к усам.
            К тому же наступила осень, таволга отцвела, стебли её пожелтели, и ветер обломал их.
            Осень пришла в город Карманов и в деревню Сычи.
            <Вставка – рукопись> Дождь, дождь висит над Москвой. И над Сокольниками, и над Чертановым, и над Беляевым-Богродским. Тучи лохмами распустили свои вялые гривы, и никак не поймешь, что они там делают, в этом сером небе. Никуда они не бегут и не ползут, не наваливаются, а только лишь мнутся на одном месте. Мнутся, мнутся и мелкий сонливый сетчатый сыплется из них дождь.
            Кто это сказал, будто тучи похожи порой на лихих коней?
            Нету в них ничего гордого и сильного, только лишь вялость и озноб
            Дождик висит над Москвой, над московскими пригородами и, конечно, над городом Кармановым.
            <Далее снова правленая машинопись> Осень пришла в город Карманов.
            Осень навалила на шиферные крыши бледнолимонных липовых листьев и замесила на дорогах такую грязь, выбраться из которой мог только милицейский мотоцикл. А какой-нибудь там гражданский ИЖ вязнул беспрекословно. Два что ль или три прохожих пытались перейти через дорогу, да так и застряли в грязи и стоят уже вторую неделю, печально дожидаясь заморозков или вертолёта.
            Осень пришла и в деревню Сычи, и Евлампьевна только радовалась, что выкопала картошку до дождей.
            А вот старшина Тараканов выкопать картошку не успел. Поэтому он глядел в окно на гуся, забившегося под мотоцикл, и ни секунды не думал об усах. Он шевелил ими, подозрительно глядя на небо, из которого всё время сочился дождь, как сок из недозрелого арбуза.
            – Когда ж он кончится! – сказал старшина, – Когда же, наконец, он перестанет, и я выкопаю картошку на своем приусадебном участке!
            – Да уж, картошку мочить нельзя, – отозвался милиционер Фрезер, который сидел за столом и читал журнал «Вокруг света», – Картошку мочить – зараз погниёт.
– А перестанет дождь – и опять времени не будет. Начнутся происшествия.
– Уж это, так точно, – отозвался, зевая, Фрезер. – Которые жулики выкопали до дождей – те жулить и начнут. А те, кто не выкопали – копать станут.
– А помолчал бы ты, – рассердился внезапно старшина. – Тоже мне философ. Читай – помалкивай. Застегни пуговицу.
– Слушаюсь.
Тускло, по-осеннему блеснула пуговица в пальцах Фрезера, да и кокарда его на форменной фуражке мерцала довольно пасмурно.
Дверь в дежурную комнату бесшумно приоткрылась, и появился капитан Болдырев. Он был в сером плаще мокром, с почерневших его плеч стекали дождевые капли.
– Два мешка картошки, – устало сказал капитан, снимаю свой плащ. – Подозрение падает на Мишку Баранова.
– Это Мишкина работа, – согласился Тараканов, – он каждую осень крадёт в совхозе два мешка картошки. А я вот свою выкопать не успел.
– А ты, Фрезер, выкопал? – спросил капитан.
– Так точно, получилось двенадцать мешков.
– Ну, вот, ты и займёшься Мишкой Барановым. Сейчас же поезжай в совхоз.
Фрезер спрятал в несгораемый шкаф, и надев милицейский плащ, отправился к выходу.
– Я с Мишкой долго чикаться не буду, – сказал он и, одевши плащ-накидку, стукнул дверью.
Капитан Болдырев подошёл между тем к старшине и пристально оглядел его с головы до ног.
– Эх, усы у Вас хорошие, – сказал капитан, – долго растили?
– Восемь лет, – застенчиво сказал Тараканов.
– Обидно, но ничего не поделаешь, – сказал капитан и печально посмотрел в глаза Тараканову. – Усики придётся сбрить.
<Далее рукопись> Старшина вздрогнул и побледнел.
– Ни за что, – сказал он, – Этого никогда не будет, товарищ капитан.
– Надо, товарищ Тараканов. Для дела надо.
– Никогда, – отчеканил старшина, – Я увольняюсь из милиции.
– Усики осталось носить Вам последний день».
            Еще один фрагмент, два отдельных листа, рукопись: «Гл. 2-я. Повестка. И деревню Сычи обложило со всех сторон дождем. Тучи наваливались одна на другую и никак не могли разобраться. В небе была путаница, <тучи> толкали друг друга плечами, будто ссорились, чья очередь лить.
            Вася работал на ремонте тракторов и целыми днями ходил мокрый и измазанный в мазуте.
            И когда он ложился спать, только один сон приходил ему в голову: лопата вонзается в землю, земля рассыпается и в ней сидит гроздьями белеет крупная скуластая и – вылезает из земли, вываливается лобастая картошка».
            Еще один фрагмент – побольше, рукопись: «Глава вторая. И на Васю, конечно, Куролесова дожди осенние наводили печаль
            – Хоть картошка и выкопана, – думал Вася, – А всё-таки в жизни много неприятностей.
            – Васьк? – говорила Евлампьевна, – Да сходи ты в клуб лес, за опёнками. Что ты всё – трактор да трактор. Опёнок ведь тоже нужно надо насолить.
            – Да какие сейчас, мам, опята? Ну где же они?
            – Известно где, на пенёчках.
            – Нет, мам, знаешь, как бывает: пойдешь за опенками, а принесешь чего-нибудь другого. А трактор – это дело надежное.
            – Ну чего ж в нём надежного? Вон по такой грязи только и ломаются».
            Еще фрагмент, рукопись: «Глава вторая. И на Васю, конечно, Куролесова, дожди осенние наводили печаль. И хотя, конечно, он испытвал некоторую гордость от того, что надел на голову преступнику мусорную урну Единственно радует, – думал Вася, что картошка выкопана. До дождей настроение у него было, конечно, повеселее. Всё-таки, что ни говори, а урну на голову Курочкину он нахлобучил. Воспоминания об этом веселили Васю, они как-то подумали его гордость. Воспоминания об урне веселили Васю и подумали его гордость, но постепенно они стали как-то затухать. Но нельзя же вечно жить мыслями о мусорной урне. Ну, нахлобучил урну, ну, не растерялся. Ну и что? Всё-таки, как ни крути, а урна мусорная урной и останется. Ведь одной урны человеку мало, хочется все-таки новых достижений. Пускай эта урна была только начало, но ведь надо и дальше как-то развивать это дело. И уж если нахлобучивать, так уж что-нибудь помощнее. А то, действительно, бывают такие люди: нахлобучил урну и уж всю жизнь доволен.
            Воспоминания Мысли об урне стали как-то потихоньку затухать и постепенно сами собой перекочевали на картошку, которую надо было выкопать до дождей.
            Но вот картошку Вася выкопал, начались дожди и тут-то пришлось Васе призадуматься. Конечно хорошо, что успели выкопать до дождей».
locustella

Главные поэтические книги года для детей



Создательница и идейный вдохновитель "Корнея Ивановича" - детского книжного магазина г. Тулы -  Ирина Рочева, которую многие из вас знают и любят, составила свой список главных детских и подростковых книг уходящего года. В список вошли:

ГЛАВНЫЕ ПОЭТИЧЕСКИЕ КНИГИ:

Владислав Ходасевич «Вычитанные страны. Сказки, стихи, притчи» (ДЕТГИЗ)
Юрий Коваль «Сколько хочешь крокодилов» (Самокат)



https://www.facebook.com/699151156775134/photos/a.706568529366730.1073741827.699151156775134/997118240311756/?type=3&theater
locustella

Замечательное начало книжного года





Найти хорошие стихи для детей всегда проблематично и всегда радостно: я имею в виду, всегда здорово отыскать новое имя в поэзии для детей. Для меня это еще и профессионально важно, так как в Луганске я работаю руководителем театрального кружка, и проблема репертуара, в том числе чтецкого, всегда остра! Поэтому чудесный сборник стихов Юрия Коваля, изданный в самом конце ушедшего года «Самокатом», для меня настоящий подарок! Да-да, это тот самый Юрий Коваль, который написал для нас «Недопеска» и «Шамайку», «Васю Куролесова» и «Полынные сказки» и многое-многое другое! Оказывается, этот разносторонне развитый человек еще и стихи для детей писал! Правда, делал это не часто, периодически печатая стихотворения в детских журналах: «Мурзилке», «Пионере» и т.д.

«Самокат» любовно собрал стихотворения писателя в такой вот чудесный сборник, что, к слову, делается впервые! Уверена, что выход книги «Сколько хочешь крокодилов» - событие для всех любителей поэзии и замечательное начало книжного года!

Оформление, как всегда у «Самоката», нестандартное: необычен маленький узкий формат книги, да и картинки, выполненные в оранжево-зеленой цветовой гамме, тоже удивительны: молодой художнице Тане Кузнецовой удалось изобразить стихотворения через призму детского восприятия!

Поэзия Юрия Коваля как нельзя лучше раскрывает его внутренний мир: тут и тонкий юмор, и знание детской психологии, и нежная лирика. И самое главное, что стихи понятны детям разных возрастов, а также их родителям!

Стихов прелестней и правдивей
Еще не видела земля,
Ведь сколько хочешь крокодилов
Найдется в книжке Коваля!

Впервые все стихи поэта
Собрал усердно «Самокат».
Стихи про всё: про то и это,
Чтоб был читатель книжке рад!

Здесь под соседнею осиной
Жуёт охотник бутерброд,
А в темном небе ночью зимней
Опять метелица метёт.

Здесь слышен шепот гор Армянских,
Сидит на крыше рыжий кот,
На сундуке замок гигантский,
А ключ никто не принесёт…

Ах, как хотелось бы на яхте
Надолго в море вновь уйти
И плыть, покуда денег хватит,
Собак спасая по пути…

И пусть какой-нибудь мальчишка,
Что жить и чувствовать спешит,
Прочтя случайно эту книжку,
Стихи полюбит на всю жизнь!

Полина Ломакина, Луганск.

Источник: http://www.livelib.ru/review/585118

locustella

Одно удовольствие! Новые отклики на книгу стихов Юрия Коваля

Иллюстрация 14 из 23 для Сколько хочешь крокодилов - Юрий Коваль | Лабиринт - книги. Источник: StepanovaM

Моторина Татьяна
Замечательная книга. Стихи и с юмором, и заставляющие подумать. Нам с ребенком очень понравились. Берите, не пожалеете!

31.12.2015 05:08:06
Ваевская Марго
Ваевская Марго

Мои детям, семи и четырех лет, Коваль-прозаик врезался в сердца сначала Недопеском и сейчас Васей Куролесовым. Дочитаем и в дорогу возьмем с собой стихи. По предпросмотру, автор продолжит радовать добротой и родным русским языком! Издание приятное, держать в руках - одно удовольствие!

30.12.2015