Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Круглый год
  • kukanka

И снова-рябиновый год!



"…Слышал ночью, как бьют по заборам и крышам домов гроздья рябины и падают на землю одиночные ягоды.
Говорят, високосные годы — рябиновые."
Дотянут ли гроздья до 29 февраля?
Всем советую варить варенье
друг Топтыжки

Про сахарную голову

*


С комментариями к Куролесову по жизни... Обнаружил в нашем национальном музее (г. Ижевск) следующие экспонаты...
Collapse )
друг Топтыжки

"Гений человечности". О Борисе Иосифовиче Ковале

*


Душевные воспоминания Владимира Пастухова и Юлии Пастуховой о своём Учителе Борисе Иосифовиче Ковале и его семье.
Collapse )
50

НАША ЦЕЛЬ - 28.08.17


Так называется наволочка, сшитая с благотворительными идеями к 28-му)
Напоминаю всем заинтересованным друзьям, что в понедельник, на ковалиной встрече в Гиперионе мы будем не только вспоминать ЮрийОсича, слушать гостей, планировать планы, но и пытаться распробовать морошковое варенье из Архангельского города и собрать немножко денег на неотложные нужды.

Ждём-с!

Про рыбник и не только

"Я подвинул к себе рыбник и ласково отодрал его верхнюю корку. Пар лучной и рыбный, который прежде чуть пробивался
крышку, теперь хлынул в комнату. Огромный карась с головою и хвостом лежал под коркою абсолютно запеченный.
Отломив от крышки кусок, я ухватился за карасевую голову."


Кулинарная тема Коваля велика. В той же "Лодке" у нее ох какое непоследнее место !
И грамотного литературноведческо-кулинарного рассмотрения я пока не видел ( а есть ли оно ?)

Но так вот, вот что мне подумалось: а ведь сейчас реконструировать тот рыбник, который ели капитан-фотограф и автор в доме Кума Кузи, фактически невозможно.
Можно купить современный торт с розой из крема - и его вкус наверняка будет не слишком отличаться от того торта, который принесла Клара Курбе.
Можно наварить капитанской ухи- и будет очень похоже.
А вот испечь рыбник, который тогда, на исходе "застоя", приготовила бабуля из далекой северной деревни - увы нет. Ибо:
- ингредиенты другие, в значительной степени не похожие на те, что были "тогда", да и состав их, пропорции мы не восстановим;
- той же печки нет.
Как тесто готовили ? Наверняка ведь местные особенности были. И где взять именно те, социалистические дрожжи ?

Иными словами то, что гости Кума Кузи ели как нечто обыденно-привычное, нам уже непонятно. вернее- молодежи непонятно. Мы-то, старшее поколение, если нам напомнить - что то там припомним. А вот восстановить уже не получится.
порт

№ 17

С. 000 КОМНАТА ЦВЕТА КАКАО
В этой главе продолжена серия перекличек с ПВК: Юрку и Кренделя, как когда-то Васю, по подозрению, основанному на недоразумении, забирают в отделение милиции. Вновь разбирается во всем «человек в сером костюме» (капитан Болдырев). Милицейская операция носит название «Мешок» (как бы в память о мешке Матроса, который, впрочем, в ППМ не участвует). И даже реплика «Пойди, Фрезер, пообедай» уже звучала в первой части трилогии, только подавал ее не старшина Тараканов, а Болдырев.

С. 000 Он чистил его тщательно и грозно.
В Костер-7 далее следует: «Неприятная слабость охватила меня, я слышал, как вздрагивает Длинный.
            Усач поставил нас посреди комнаты, а волшебный стрелок отошел к окну, будто боялся, что мы в него выскочим. Но выскочить мы уже никуда не могли. Подавленные, неслись мы по течению, захлебываясь в кармановских водоворотах, и не знали, что сделают с нами эти пенные струи: то ли вынесут на тихий берег, то ли расшибут о подводный камень» (С. 15).

С. 000 УЕХАЛ НА БАЗУ.
Подобные таблички вешали на дверях временно закрываемых магазинов. Они информировали покупателя, что продавец уехал на продуктовую или иную базу для пополнения кончившихся товаров. Более распространенная форма таких табличек была: «Ушел на базу».

С. 000 …сам он наливался квасом.
«Детский» «квас» здесь, по-видимому, служит заменой «взрослого» «пива».

С. 000 Тотчас пули, которые уже вылетели было из раскаленных стволов, юркнули обратно и затаились в наганах, как братья-близнецы.
С разумной пулей читатель, напомним, встречается в ПГЛ.
порт

№ 11

С. 000 Где же третий настоящий истинный путь?
Еще один сказочный мотив – поиск третьего, правильного пути.

С. 000 То и дело возникали какие-то продолговатые помехи. «Тут уж не до чёткости изображения», – рассуждал Вася, обретающий ночное полутелевизинное зрение <…> Ночным своим почти уже совсем телевизионным голубым зрением Вася увидел руку!
Мотивы, связанные с телевизором – сквозные для трилогии К. Они возникают и в ПВК, и в ПГЛ, и в ППМ.

С. 000 Нам, председателям, такие заместители не нужны!
Возможно, парафраз крылатого выражения спортивного телекомментатора Николая Озерова: «Такой хоккей нам не нужен!»

С. 000 – Нету, Зобатыч, правды на земле…                       
Цитация хрестоматийного зачина монолога Сальери из маленькой трагедии А. С. Пушкина «Моцарт и Сальери»: «Все говорят: нет правды на земле…»

С. 000 – Товарищ! – задыхаясь, крикнул гражданин Лошаков. – Что это за город?
«Тогда Степа отколол такую штуку: стал на колени перед неизвестным курильщиком и произнес:
– Умоляю, скажите, какой это город?» (М. Булгаков «Мастер и Маргарита»).

С. 000 Пельмени между тем в городе Карманове оказались отличные – большие, сочные, ушастые.
Ушастые пельмени, то есть такие, чьи концы не соединяют друг с другом, в отличие от концов круглых пельменей, техника изготовления которых описана в «Недопеске» К.: «Дошкольник схватил тестяной кружочек, чайной ложкой положил начинки и мигом скрутил залихватский пельмень».

С. 000 «Пельменная» <…> «Бутербродная» <…> «Компотная» <…> Побывал он: в «Чайной» и «Кисельной», в «Арбузной» и «Фужерной», в «Бульонной» и «Винегретной», в «Кильковой» и «Тюльковой», в «Парикмахерской» и в «Прачечной»…
Некоторые из заведений с такими названиями, действительно, процветали в городах Советского Союза («Пельменная», «Бутербродная», «Чайная», «Парикмахерская», «Прачечная» и даже «Бульонная»); некоторые – только в фантастическом городе Карманове («Компотная», «Кисельная», «Арбузная», «Фужерная», «Винегретная», «Кильковая» и «Тюльковая»).
            Можно предположить, что «Фужерная» – это кармановский аналог «Рюмочной». Кармановцы пьют спиртное не маленькими рюмками, а большими фужерами.
            Килька – мелкая рыбка семейства сельдевых. К килькам относят рыб двух родов – шпроты и тюльки. Самыми популярными в советское время были два вида консервов из кильки – в томате и в масле. Такие консервы часто использовались в качестве дешевой закуски под водку.
порт

№ 8

С. 000 Старшина шёл зигзагами или, как он говорил, «собачьим челноком»…
Устойчивое охотничье выражение, действительно, означающее – зигзагом. На охоте собака должна уметь обыскивать «челноком» угодья: впереди, справа и слева от охотника, удаляясь от него на расстояние ружейного выстрела, то есть не дальше чем на 30 метров.

С. 000 Прямая капитанская линия привела к носовому платку, который лежал на траве.
и далее: традиционный сказочный мотив – подсказки с помощью предметов-помощников.

С. 000 …и жутко, страшно, таинственно в погребе запахло маринованным чесноком.
Может быть, К., когда писал эти строки, он помнил о силе защиты от нечистой силы, которой, согласно народным поверьям, обладал чеснок.

С. 000 …по-рыбьи чирикаешь?
На блатном жаргоне – то же, что «по фене ботаешь?» – то есть – владеешь ли этим самым блатным жаргоном? В сравнении с ПВК авторская стратегия К. в ПГЛ сильно поменялась: там он чаще всего стилизовал арго, здесь – активно использует его и упивается его своеобразной выразительностью.

С. 000 …Врёшь, скворец!
У этого слова на блатном жаргоне два значения. Первое: милиционер в форме; второе (лучше здесь подходящее): лицо, выдающее сокамерника.

С. 000 На бугая берёшь!
Точный перевод с воровского жаргона – ограбить человека, поднявшего подброшенный кошелек. Здесь: обманываешь.

С. 000 Порожняк гоняешь!
В переводе с блатного жаргона – ведешь бессодержательный разговор (буквальное значение: едешь на грузовом автомобиле без груза).

С. 000 Лапшу на уши двигаешь!
В переводе с воровского жаргона – ловко врешь.

С. 000 «Здравствуй, моя Мурка, // Здравствуй, дорогая, // Здравствуй, а, быть может, и прощай…»
Эту блатную песню, ставшую широко известной, в первую очередь, в исполнении Петра Лещенко, любил и исполнял под гитару сам К. (а также его брат – Б. К.). В телесериале «Место встречи изменить нельзя» мелодию «Мурки», чтобы войти в доверие бандитам, исполняет на пианино замаскированный сотрудник милиции Шарапов.

С. 000 Он зевнул и достал пистолет. И самое страшное показалось Васе именно то, что он зевнул.
Сравните в романе братьев Стругацких «Обитаемый остров»: «Палачи выполняли тяжелую, неблагодарную работу, им было скучно, они пилили мою руку и ругали нищенские оклады. И мне было страшно».

С. 000 …и пуля-дура полетела…
Легендарное изречение полководца А. В. Суворова: «Пуля – дура, штык – молодец».          
порт

Друзья! А вот вам всем некоторый подарок - несколько никогда не публиковавшихся страничек Коваля

В семейном архиве К. сохранились черновые наброски к ПГЛ, не вошедшие в окончательный текст, из которых следует, что первоначально эта повесть задумывалась, как связанная с ПВК более тесно. Приведем здесь текст этих набросков.
            Набросок первый – правленая машинопись: «Глава первая. А на улице дождь идёт. Прохожие без зонтиков перебегают от подъезда к подъезду, таятся от дождевых капель. Смотреть не на что.
            Гора арбузов мокнет под дождём и около неё нет очереди. Можно сбегать купить арбуз, но в дождь арбуза не хочется. В дождь хочется чаю с вареньем из чёрной смородины.
            В Карманове сейчас, наверное, тоже дождь. Гусь кармановский спрятался под мотоциклом, а старшина Тараканов глядит на него в окошко. Гусь этот, дождик и мотоцикл нагоняют наверно на старшину печаль.
<Далее опять рукописная вставка> Но только в Карманове дождь идет еще мельче, еще холоднее, и гусь кармановский давно уж спрятался под мотоцикл, а старшина Тараканов задумчиво глядит на него в окошко. Дождь этот, гусь этот и этот мотоцикл нагоняют на старшину печаль и размышления о жизни.
<Далее опять машинопись> – Сбрить что ль усы? – думает старшина. – Все люди, как люди, а я усы отрастил.
            А может быть старшина думает по-другому:
            – Сроду не стану брить усы. Усы мужчину красят. Вот обрезать их маленько, подравнять – это можно. А то разрослись, дьяволы, что твоя картофельная ботва.
            Но скорее всего и такие мысли не приходят старшине в голову.
            – Чего их зря подрезать, – может быть, думает он, – Пускай развиваются. Ус любит рост, длину. А на картофельную ботву они не похожи, скорей уж на лук. Да и что это вообще за чепуха – сравнивать усы с огородными культурами?
            Так рассуждает старшина Тараканов или иначе, в одном мы с ним согласны: сравнивать усы с огородными культурами – гиблое дело. Лучше уж сравнить их с таволгой, которой много на сырых кармановских лугах. Таволга – вот поэтичное слово, жалко, что никак не подходит оно к усам.
            К тому же наступила осень, таволга отцвела, стебли её пожелтели, и ветер обломал их.
            Осень пришла в город Карманов и в деревню Сычи.
            <Вставка – рукопись> Дождь, дождь висит над Москвой. И над Сокольниками, и над Чертановым, и над Беляевым-Богродским. Тучи лохмами распустили свои вялые гривы, и никак не поймешь, что они там делают, в этом сером небе. Никуда они не бегут и не ползут, не наваливаются, а только лишь мнутся на одном месте. Мнутся, мнутся и мелкий сонливый сетчатый сыплется из них дождь.
            Кто это сказал, будто тучи похожи порой на лихих коней?
            Нету в них ничего гордого и сильного, только лишь вялость и озноб
            Дождик висит над Москвой, над московскими пригородами и, конечно, над городом Кармановым.
            <Далее снова правленая машинопись> Осень пришла в город Карманов.
            Осень навалила на шиферные крыши бледнолимонных липовых листьев и замесила на дорогах такую грязь, выбраться из которой мог только милицейский мотоцикл. А какой-нибудь там гражданский ИЖ вязнул беспрекословно. Два что ль или три прохожих пытались перейти через дорогу, да так и застряли в грязи и стоят уже вторую неделю, печально дожидаясь заморозков или вертолёта.
            Осень пришла и в деревню Сычи, и Евлампьевна только радовалась, что выкопала картошку до дождей.
            А вот старшина Тараканов выкопать картошку не успел. Поэтому он глядел в окно на гуся, забившегося под мотоцикл, и ни секунды не думал об усах. Он шевелил ими, подозрительно глядя на небо, из которого всё время сочился дождь, как сок из недозрелого арбуза.
            – Когда ж он кончится! – сказал старшина, – Когда же, наконец, он перестанет, и я выкопаю картошку на своем приусадебном участке!
            – Да уж, картошку мочить нельзя, – отозвался милиционер Фрезер, который сидел за столом и читал журнал «Вокруг света», – Картошку мочить – зараз погниёт.
– А перестанет дождь – и опять времени не будет. Начнутся происшествия.
– Уж это, так точно, – отозвался, зевая, Фрезер. – Которые жулики выкопали до дождей – те жулить и начнут. А те, кто не выкопали – копать станут.
– А помолчал бы ты, – рассердился внезапно старшина. – Тоже мне философ. Читай – помалкивай. Застегни пуговицу.
– Слушаюсь.
Тускло, по-осеннему блеснула пуговица в пальцах Фрезера, да и кокарда его на форменной фуражке мерцала довольно пасмурно.
Дверь в дежурную комнату бесшумно приоткрылась, и появился капитан Болдырев. Он был в сером плаще мокром, с почерневших его плеч стекали дождевые капли.
– Два мешка картошки, – устало сказал капитан, снимаю свой плащ. – Подозрение падает на Мишку Баранова.
– Это Мишкина работа, – согласился Тараканов, – он каждую осень крадёт в совхозе два мешка картошки. А я вот свою выкопать не успел.
– А ты, Фрезер, выкопал? – спросил капитан.
– Так точно, получилось двенадцать мешков.
– Ну, вот, ты и займёшься Мишкой Барановым. Сейчас же поезжай в совхоз.
Фрезер спрятал в несгораемый шкаф, и надев милицейский плащ, отправился к выходу.
– Я с Мишкой долго чикаться не буду, – сказал он и, одевши плащ-накидку, стукнул дверью.
Капитан Болдырев подошёл между тем к старшине и пристально оглядел его с головы до ног.
– Эх, усы у Вас хорошие, – сказал капитан, – долго растили?
– Восемь лет, – застенчиво сказал Тараканов.
– Обидно, но ничего не поделаешь, – сказал капитан и печально посмотрел в глаза Тараканову. – Усики придётся сбрить.
<Далее рукопись> Старшина вздрогнул и побледнел.
– Ни за что, – сказал он, – Этого никогда не будет, товарищ капитан.
– Надо, товарищ Тараканов. Для дела надо.
– Никогда, – отчеканил старшина, – Я увольняюсь из милиции.
– Усики осталось носить Вам последний день».
            Еще один фрагмент, два отдельных листа, рукопись: «Гл. 2-я. Повестка. И деревню Сычи обложило со всех сторон дождем. Тучи наваливались одна на другую и никак не могли разобраться. В небе была путаница, <тучи> толкали друг друга плечами, будто ссорились, чья очередь лить.
            Вася работал на ремонте тракторов и целыми днями ходил мокрый и измазанный в мазуте.
            И когда он ложился спать, только один сон приходил ему в голову: лопата вонзается в землю, земля рассыпается и в ней сидит гроздьями белеет крупная скуластая и – вылезает из земли, вываливается лобастая картошка».
            Еще один фрагмент – побольше, рукопись: «Глава вторая. И на Васю, конечно, Куролесова дожди осенние наводили печаль
            – Хоть картошка и выкопана, – думал Вася, – А всё-таки в жизни много неприятностей.
            – Васьк? – говорила Евлампьевна, – Да сходи ты в клуб лес, за опёнками. Что ты всё – трактор да трактор. Опёнок ведь тоже нужно надо насолить.
            – Да какие сейчас, мам, опята? Ну где же они?
            – Известно где, на пенёчках.
            – Нет, мам, знаешь, как бывает: пойдешь за опенками, а принесешь чего-нибудь другого. А трактор – это дело надежное.
            – Ну чего ж в нём надежного? Вон по такой грязи только и ломаются».
            Еще фрагмент, рукопись: «Глава вторая. И на Васю, конечно, Куролесова, дожди осенние наводили печаль. И хотя, конечно, он испытвал некоторую гордость от того, что надел на голову преступнику мусорную урну Единственно радует, – думал Вася, что картошка выкопана. До дождей настроение у него было, конечно, повеселее. Всё-таки, что ни говори, а урну на голову Курочкину он нахлобучил. Воспоминания об этом веселили Васю, они как-то подумали его гордость. Воспоминания об урне веселили Васю и подумали его гордость, но постепенно они стали как-то затухать. Но нельзя же вечно жить мыслями о мусорной урне. Ну, нахлобучил урну, ну, не растерялся. Ну и что? Всё-таки, как ни крути, а урна мусорная урной и останется. Ведь одной урны человеку мало, хочется все-таки новых достижений. Пускай эта урна была только начало, но ведь надо и дальше как-то развивать это дело. И уж если нахлобучивать, так уж что-нибудь помощнее. А то, действительно, бывают такие люди: нахлобучил урну и уж всю жизнь доволен.
            Воспоминания Мысли об урне стали как-то потихоньку затухать и постепенно сами собой перекочевали на картошку, которую надо было выкопать до дождей.
            Но вот картошку Вася выкопал, начались дожди и тут-то пришлось Васе призадуматься. Конечно хорошо, что успели выкопать до дождей».
порт

№ 6

С. 000 пиджак-букле
Пиджак из ткани букле – грубой материи полотняного переплетения.

С. 000 …часы «Полёт»…
Часы этой марки Первый Московский часовой завод начал выпускать в 1960 г.

С. 000 …яблони папировки…
Папировка (или белый налив), летний зимостойкий сорт яблони.

С. 000 …и вцепился в галифе старшины.
Галифе, здесь, милицейские форменные брюки, облегающие голени и сильно расширяющиеся на бедрах.

С. 000 А ты парень сообразительный, только, пожалуй, трусоват.
Отсылка к зачину хрестоматийного стихотворения Пушкина «Вурдалак» («Трусоват был Ваня бедный…») и ко всему этому стихотворению, в котором несчастный Ваня в ночной темноте принимает собаку, грызущую кость, за нечистую силу. В итоге Болдырев переменит свое мнение о Васе, и тот получит часы с надписью «За храбрость».

С. 000 …Если надо, то я пойду сражаться за Родину.
Возможно, эту типовую формулу Вася позаимствовал из песни Ю. Милютина на слова В. Лебедева-Кумача «Нас не трогай!» (1937), в которой, между прочим, возникает ситуация, воспроизведенная в финале предыдущей главы ПВК: «Спросит мама: – Где ты подевался? // Где изволил пропадать? // – Я за Родину сражался, // Защищал тебя, родная мать!»

С. 000 Жду ответа, как космонавта ракета.
Актуальная для 1960-х гг. переделка часто употреблявшегося до этого окончания писем: «Жду ответа, как соловей лета».

С. 000 Все вопросы были заданы, ответы на них получены, и в ящик никто не заглядывал.
Идиллически-издевательское изображение эпохи советской жизни, которую потом назовут «периодом застоя».

С. 000 Даже ходит по улицам и орёт неприятно: – Вста-а-а-а-влять стё-о-о-кла-а!
Еще один анахронизм – с подобными рекламными криками продавцы товара и ремесленники в 1960-е гг. по улицам Советского Союза уже не ходили.

С. 000 …надо только, чтобы Вася поработал лошадью.
В данном случае К. не стилизует блатной жаргон, а пользуется им. Лошадью на этом жаргоне иногда действительно называют мелкого вора, используемого для переноски краденых вещей.

С. 000 Телевизор мы сами понесем…
Тема кражи телевизоров будет развернута в третьей части трилогии – «Пять похищенных монахов» (далее – ППМ).

С. 000 «Культурные товары».
В Тарасовке магазина «Культтовары» в 1960-е гг. не было. Один из таких магазинов располагался на ул. Тургенева в г. Пушкино (две станции от Тарасовки по направлению от Москвы). Несколько таких магазинов было в Мытищах.

С. 000 У дороги под расписным навесом разместилась закусочная «Кооператор». Из-под навеса вываливает на улицу дым и кавказский запах жареного лука и мяса. Этот запах <…> подбирается к стадиону «Спартак».
В данном случае, К. почти фотографически точен. Знаменитый ресторан «Кооператор» действительно находился у самой платформы Тарасовская (ул. Вокзальная, д. 1). Директором ресторана был Амиран Ильич Джапаридзе. При ресторане размещалась чебуречная. Именовался ресторан «Кооператором» потому что название «Промкооперация» первоначально носила футбольная команда «Спартак». С 1935 г. в Тарасовке располагается футбольная база этой команды и большой стадион при ней, о котором и идет речь в комментируемом фрагменте. Матчи большого чемпионата СССР на стадионе в Тарасовке не проводились, но преданные болельщики «Спартака» приезжали сюда посмотреть на игры дублеров и даже на тренировки.
<2 фото: Здание ресторана «Кооператор». Современная фотография. Стадион команды «Спартак» в Тарасовке>