serezhik_18 (serezhik_18) wrote in suer_vyer_,
serezhik_18
serezhik_18
suer_vyer_

Categories:

Открытие выставки Юрия Коваля, 19.02.1994

*

Юрий Коваль и Виктор Белов на сейнере УР-18. Фото из архива Юлии Коваль.

Дорогие друзья! Наш дорогой друг Светлана Мицул вновь поделилась уникальным материалом!
Это стенограмма открытия выставки "Юрий Коваль. Книги. Живопись. Эмаль", 19 февраля 1994 года! Ценность этого текста, думаю, невозможно переоценить.

ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ
«ЮРИЙ КОВАЛЬ. КНИГИ. ЖИВОПИСЬ. ЭМАЛЬ»
19 ФЕВРАЛЯ 1994 ГОДА


(Фонограммы выступлений даны в сокращении)

Встречу открывал Яков Лазаревич Аким. По техническим причинам видеозапись его выступления отсутствует.

Юрий Коваль: Друзья мои! Перед вами – председатель Ассоциации детских писателей Роман Семенович Сеф.

Сеф: Мы здесь все вспоминаем, каким кто знал раньше Коваля. А я лучше скажу какой он есть.
Необычайными, мощными шагами растет сейчас искусство подделки. Поскольку возрастает уровень фальсификации, то мы сплошь и рядом, в искусстве и в литературе встречаем подделки. Скучно становится от самого изысканного чтения. Тем отраднее мне всегда читать Юру Коваля. Прости, что я так тебя называю. Потому, что он один из лучших прозаиков России, если не лучший. Понимаете, мы не всегда видим тех, кто стоит с нами рядом: «Большое видится на расстоянии».
У него абсолютно поэтический мир слова. А то, что он – художник не приходится объяснять. Потому что прежде всего – пластическое, а уж потом все остальное.

Коваль: Что такое сегодня собственно происходит? Происходит обычное, нормальное явление, то есть выставка книг детского писателя в лучшей московской детской библиотеке. Это всё, что мы, собственно, сделали – сделано, конечно, для читателей, для детей. Ну, как бы я вот подумал, что хорошо бы, если пришли мои лучшие друзья, писатели и художники. А здесь есть и писатели, и художники, и работники издательств, редакций. Мои взрослые друзья и коллеги, соратники, если можно так сказать! Так, правда говорили во времена культа личности. Соратники…
Соберутся все сегодня и мы посмотрим друг на друга. И вот очень я рад вас всех видеть. Всем большое спасибо, за то, что вы пришли.
Те прекрасные слова, которые сказали Роман Семенович и Яков Лазаревич в мой адрес, я абсолютно душевно принимаю и я с ними согласен. (Смеется)
Аплодисменты.
Я, собственно, не буду спорить. (Смеется)
Что я вам хочу сказать. Чрезвычайно меня затронули слова Романа (Сефа) об уровне персонификации. Он употребил слово «выпендриваются», извините, что я повторяю это слово. Это слово, скажем, улицы нашего с Романом детства. Но очень много литераторов, писателей, которые начинают писать, занимаются именно «выпендриванием». То есть, в общем, не то, чтобы не чувствуют слово. Может быть, первоначально и чувствуют слово, но он начинает потом химичить, химичить… Я это «рассекаю», ну просто, сразу. То есть, стоит мне показать рукопись, я начинаю читать и мне всё сразу ясно.
Но, когда уже кто-либо напишет что-то такое, что меня прошибает – я просто делаюсь счастлив, даю вам слово. Просто бываю счастлив, когда читаю произведения, например, сидящих здесь литераторов, я всегда испытываю такое вот чувство.
Теперь, что же еще? У меня выставки всегда носят такой странный характер, то есть: живопись и книги. Но как-то мне кажется, что книгу…, ведь только обложку можно увидеть. Большинство из вас знают мои книги. Ну, вам и обложки достаточно. А тем, кто не читал, надо, ведь, и еще что-то показать. Мне все время кажется, что, вот, показал книгу, а что в ней – не ясно. Понимаете, ну, вот вроде бы хорошая книга. Но, ведь, никто никогда не поверит, пока сам не прочтет. Ну, никто не поверит, никогда. Поэтому я иллюстрирую немножко книги, чтобы у людей было такое же чувство. Я добавляю еще и картины, чтобы выставка была как-то поинтересней…
… «Белое озеро» (название картины Ю.Коваля) … Я не вижу белого. «Да ты посмотри!» «Оно не белое – оно шоколадное» Оно было цвета «кофе с молоком». Оно было от этих осенних дождей так взмучено, что ли. Это была взвесь. Там воды-то не было. Это была сплошная такая взвесь, как если бы в стакане бы ложку глины разболтали с водой. Женя Герф, поэт, который с нами тоже летел в самолете, на следующий день написал стихи:
«Ох, ты - ладное
Бело-озеро – шоколадное!»
Вы понимаете, вот так в русском народе, откуда эта «белость»-то появилась? Вот через какое природное явление? Вот все эти осенние потоки, реки грязи нанесли туда Бог знает чего. И я взялся писать картину. Взялся писать картину и, надо прямо сказать, очень грамотно, эта картина писалась с борта такого судна под названием «УР-18». Ну, это списанный рыболовный сейнер. Но цвет я передал один к одному.
Меня поразил мотив затопленной церкви. Мотив, который впоследствии использован Василием Шукшиным в фильме «Калина красная». Если вы помните, там идет пароход… вот это та самая церковь, написанная мной. Значит, вот то, что вокруг этой церкви написано – это отнюдь не земля. Это вода такого цвета, понимаете? Так я увидел эту воду. Но мне все говорили: «Что там у тебя церковь, на земле или не поймешь на чем?» Вот такая вода.
Я что хочу сказать… Просто, как странно иногда бывает. И на чем, иногда, держится картина, и что, кроме затопленной церкви? А это меня поразило как художника. Это, ведь, неприятное же очень явление, да еще вода такая, совершенно жуткая. Вот.
Это взаимосвязь глубинная между литературой и живописью. Ей Богу! Это предмет особых каких-то исследований.
Но, это все такие очень серьезные разговоры. Перейду на другую тему. Потому что пора уже развлечь вас каким-нибудь зрелищем.

Просмотр мультфильмов по сценариям Ю.И. Коваля.
- «Тигренок на подсолнухе»
- «Волшебное кольцо»
(по сказке Б.Шергина «О добром Иване»)
Союзмультфильм, 1979 г.,
2 части, цветной
Режиссер: Л. Носырев

После просмотра мультфильмов.
На сцене Ю. Коваль, Л. Носырев, В. Лемпорт.


Коваль: Теперь по поводу фильмов. Вот спросишь, читал ли кто-нибудь «Недопеска» в какой-нибудь деревеньке или в городе. Ну, никто не читал. Но, как скажешь, что ты автор фильма «Волшебное кольцо»… «А-а, - говорят, - это где кошка Маха и собака Жужа!» «Да», - говорю. «Ну, знаем мы Жужу». Так, что как ни бьется писатель, сколько он книг не пишет, - читателей у него, конечно, значительно меньше, чем зрителей у наших режиссеров.
Как-то одна мысль у меня мелькнула, когда я смотрел эти фильмы, что сейчас таких фильмов, как тогда, уже не сделают.
Клянусь вам.
Вот первый наш фильм – «Тигренок на подсолнухе» - сделан, конечно, для совсем маленьких детей. Ну, как для моего Алеши, для 3-4-5-ти летнего возраста. По какой-то такой доброте своей, по направленности, мне кажется, он правильно – для этого возраста рассчитан. Вот сейчас показывают какой-то «Синий плащ» там, «Черепашки-ниндзя» - я с ними как-то сроднился. Но некоторые – «Охотники за привидениями», скажем – ну, просто голова лопается, когда ты смотришь всё это. А это такой милый фильм, такой тихий, скромный, воспитывающий правильные чувства.
Что еще мне сказать? Я даже как-то забыл. Когда я готовился к этой выставке, когда мы заказывали фильм для просмотра, я даже как-то забыл. Какой прекрасный актер озвучивал эти фильмы – Евгений Павлович Леонов. В сущности, счастлив просто, как автор, что в какой-то мере мой текст прочтен этим великим артистом.
И вот мы сейчас попросим Леонида Викторовича – пусть расскажет нам что-нибудь.

Л. В. Носырев (режиссер мультфильма «Волшебное кольцо»): Юрий Иосифович, конечно, скромно так себя как-то оценил. Но, я думаю, что само его искусство, его книги, они сами несут очень доброе начало. Сначала я не знал его как писателя. Но случайно мне удалось прочесть в «Пионере», кстати сказать, я думаю, журнал «Пионер» очень много сделал для пропаганды произведений Юрия Иосифовича. Вот его «Недопесок» был впервые напечатан в «Пионере». И, прочтя его, я так загорелся, открыв перед собой новое имя очень интересного и талантливого писателя. У меня много его книг – и покупал я, и дарил он мне их. Все я их знаю, эти книги. Но каждый раз открываю «Недопесок», например, и очень опять хочется читать. Уже десятки раз прочел, знаю всё, что происходит, но вот эта магия слова, вот то, о чем говорил Юрий Иосифович в связи с фильмами – это трудно объяснить. И, действительно, его связь с живописью, с искусством – это, конечно, помогает. Хотя это нельзя объяснить, это творчество, которое где-то там Богом дано. Но это помогает, потому что помогает открывать мир окружающим. А он очень хорошо знает этот мир, о котором он пишет.
… Мне очень нравится этот фильм, потому что и рассказ замечательный. Снимать его было очень легко. Как-то мы сошлись на этом и довольно легко написали сценарий. Мне было очень интересно, потому что всё это связано, имеет отношение к «Волшебному кольцу». То, что вы сегодня увидели – это все уже, конечно, порезано… Вы, наверно, заметили: там нестыковки текста. Потому что это уже просто столько раз прокатано – фильм-то 1974 года. Ну, «Тигренок» немного лучше. Но знали бы вы, какие тернии встречали мы на пути.

Коваль: «Дождь» - мы сделали с первого раза сценарий. «Волшебное кольцо» - было семь вариантов, по-моему. Почему же?

Носырев: Ну, во-первых, первое требование к нам: «Народ не поймет!» Потому что там диалект звучал. Язык Бориса Викторовича связан с северным диалектом (1). Чиновники от искусства: «Народ не поймет. Надо исправлять». Ну, мы решили исправить.

Коваль: На бумажке.

Носырев: Ну, естественно! Когда пришло время записать актеров, Евгений Павлович Леонов, который, к сожалению ушел от нас, - когда зазвучало в его устах это слово… Неужели мы будем говорить: «Евгений Павлович, тут вот так». Конечно же нет. Тогда он привносил уже свою интонацию в фильм. И после выхода фильма на экран все как-то единодушно его приняли. Потому что это – сказка, а она всегда всеми любима.
Кстати сказать, о «Тигренке на подсолнухе». Я очень люблю этот фильм. У Юрия Иосифовича был очень маленький рассказик о тигренке. Книжка-малютка такая. Когда фильм был сделан, мы сделали его очень солидно с Юрием Иосифовичем. Пусть он такой простой и милый фильм. Но он несет в себе большую глубину, как мне кажется. Вот я сейчас смотрел, как-то отстраненно. Несколько же он образный!

Коваль: (Смеется) Да он же, действительно, хороший фильм. А когда был готов фильм «Волшебное кольцо», тогда устраивали Всесоюзный ежегодный фестиваль. Я говорю: «Первая премия – наша. Железно! Не волнуйся – поезжай!» И все-таки – вторая была наша. Норштейн, хотя я его и обожаю, со «Сказкой сказок», ну, надо же, в этот год вышел! (2)

Сейчас, сегодня ко мне на выставку приехал Владимир Сергеевич Лемпорт. Это мой учитель. Должен вам сообщить, что он прямо с корабля на бал. То есть, с очень успешной собственной выставки, которая проходила в городе Лейпциге.
(Обращаясь к В.С.Лемпорту) Вот, хочешь обо мне расскажи, хочешь – о Лейпциге, а хочешь – о себе. (Смеется)

Лемпорт: С чего мы с Юрой начали – это ходить с альбомом. Куда бы мы не ехали – мы обязательно делали зарисовки. (Показывает рисунки, сделанные в Лейпциге).
А что я хочу сказать о Юре. Во-первых, я тебя поздравляю. (Аплодисменты) Не смотря на нашу кажущуюся молодость, знакомство наше относится к 1956 году, то есть почти 40 лет назад. Тогда был великий год, когда что-то разрешили и что-то выпустили. Многих наших товарищей. И сейчас, вот, в зале я вижу многих живых свидетелей нашего знакомства. Тогда было все как-то запрещено, а сейчас всё разрешено. Но выставки проходят. Тогда бы пришли из райкома, горкома – запретили, так как все считали, что народ наш не поймет.

Коваль: Я перебью, извини. Был случай вот какой. Было 60-летие Назыма Хикмета. А все мы были художники не выставляемые. Это в 1962 году. И Назыму хотелось показать наши работы. Ребята привезли и повесили их в Политехническом музее. Всё было выставлено и развешено. Я специально писал работы, сейчас они где-то погибли. И вот, приходим мы на открытие выставки и, что самое обидное, - ничего нет. Ничего: всё снято, все картины. Такая же история произошла в ЦДЛ. И всё это было, в сущности, не ново.

Лемпорт: И даже на 50-летие МОСХа. И то, я свою работу нашел на помойке. Из полированного-то гранита.

Коваль: И я тоже (смеется) пошел на помоечку и посмотрел. Да, печально. Ну что же.

Лемпорт: Так вот. Случайно мне прислали книжку. В 50-х годах появилась его первая книжка. А затем выходили одна за другой. «Картофельная собака» и другие. Стихи, которые замечательно читали многие актеры.

Коваль: Друзья! Я хочу вот что сказать! Есть и среди живых достойнейшие люди. И вот, я, конечно, очень рад, что сейчас пришла, здесь сидит мой любимый редактор – Л.Я. Либет, которая издала почти всего Коваля. А рядом с ней сидит И.Ф. Скороходова, которая издала мои первые книжки.
И я предлагаю закончить на этой прекрасной ноте и поаплодировать им.

Аплодисменты.

1 - Речь идет о произведениях Б. В. Шергина (1896-1973) – русского писателя, автора книг для детей «О добром Ване», «Сказка о Шише», «Гандвик – Студеное море» и других произведений.
2 - Юрий Норштейн – режиссер мультипликационного кино, автор лент «Сказка сказок», «Ежик в тумане» и других.

Источник.

В дополнение:


Художник Юрий Коваль. Белое озеро. Крохино, 1973 г. Выставка "УзыЯузы", 2013 г.

См. также: https://community.livejournal.com/suer-vyer-/434210.html
Tags: - Коваль - интервью, - Коваль - истории и мемуары, - Коваль - мультфильмы, - Коваль - художник, Тигренок на подсолнухе, други - Лемпорт и Силис, други - Норштейн, други - Шергин Писахов, места - Севера, фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments