Андрей Суворов (jazzrex) wrote in suer_vyer_,
Андрей Суворов
jazzrex
suer_vyer_

Categories:

Нечаяная встреча. Может быть, это ни для кого не секрет,

но однажды, перечитывая "Самую лёгкую лодку в мире", вдруг кольнуло что-то давно позабытое, из детства.
Помните визит к писателю-путешественнику?
"Вдруг дверь распахнулась, и я оказался лицом к лицу с огромной собакой без хвоста. Она глядела на меня тяжелым изучающим взглядом.
– Чанг, кто там? – послышался голос. – Если Гусаков, загрызи его, а если тот тип, что звонил насчет лодки, пускай войдет."

Чанг?! Что-то было с этим Чангом: даже не события - ощущения. Как от "Дыма в лесу" А. Гайдара, или "Полдня" Стругацких. Ещё в детстве потерянная книга, написанная от лица мальчика, жившего в московской коммуналке в 30-е годы, - про "моего необыкновенного дядю". Дядя, возвращаясь из северных экспедиций, рассказывал и делал удивительные вещи: кипятил животворящий чай на шаровой молнии, пойманной на блесну; общался со Снежным Человеком. Там ещё была вторая собака - Ханг, - оставленная Снежному Человеку, как сказал Дядя Мальчику (видимо, погибшая в экспедиции).
Стал вспоминать-искать. Книга называлась "Там вдали за рекой". Юрий Иосифович Коринец (1923-1989), писатель-путешественник. (Пахнуло островом Валерьян Борисычей :))
Вот иллюстрация Коваля из "Лодки"

А вот фотография:


Как странно переплетаются судьбы! Коринец ведь тоже сам иллюстрировал свои книги. Работал в журнале "Пионер", писал детские стихи. Суровый, нелюдимый человек - судя по описанию Коваля. И Было с чего!
Терял друзей в 20-х, ещё дошкольником - "Привет от Вернера".
Приведу авторское, как нельзя лучше объясняющее, о чём -
"Пролог в нескольких словах:
О ЧЕМ ЭТА КНИГА: о первом детстве, первой любви и дружбе.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: я сам, мои родители – русские коммунисты; девочка Гизи, ее родители – немецкие коммунисты; мой друг Вовка, его отец и мачеха, Памятник Воровскому, овчарка Дик, русские белогвардейцы, сердитый немецкий Дед-Мороз, другие взрослые, дети, собаки и лошади.
ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ: двадцатые годы нашего века, то есть много лет тому назад, с экскурсом в сегодняшний день.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: Москва и Берлин."

Потерял отца в 37-м, мать - в 41. Выходил из окружения. Был в ссылке.
Да ещё Гусаков какой-то...
В повести "В белую ночь у костра" - нет ничего о грядущих ужасных событиях, - только предчувствия и кое-какие знаки. А есть - рыбалка и беседы; на Кольском полуострове - с Дядей, только-что вернувшимся с войны в Испании. Там-же выясняется, что Дядя-то - не просто так дядя: вроде Маугли - во младенчестве год жил в медвежьей семье. Видимо, правда.
И ещё оттуда. Не удержусь, приведу полностью вроде-бы детский стишок, - очень уж он в тему наших недавних дискуссий в сообществе:

"— Пройдусь-ка перед сном немножко! —
Промолвила Сороконожка. —
И — раз! — два! — три! — четыре! — пять! —
Шесть! — семь! — и восемь!..
И так далее —
Обула все свои сандалии
И вышла из дому гулять.

Раз! — поставит ногу,
Два! — поставит ногу,
Три! — поставит ногу:
Подошла к порогу.

Дважды два — четыре:
Вышла из квартиры.
Пять, шесть, семь и восемь:
В огороде осень.
Два плюс носемь — десять:
Ноги глину месят.
Дважды десять — двадцать,
Дважды двадцать — сорок:
Если постараться,
Влезешь на пригорок…

Так ноги в ремешках сандалий
Легко несли её вперёд.
Горел закат в осенней дали.
Вот — миновала огород.

Шаги, конечно, не считала,
А просто на исходе дня
О чём-то про себя мечтала,
Ногами всеми семеня…

Заслышав шум её шагов,
Жук Скарабей сказал: — Минутку!
Давайте с ней сыграем шутку! —
(Он шёл в компании жуков.)

И, поклонясь Сороконожке,
Вперёд он сделал три шага
И прошептал: — Какие ножки!
Походка у тебя легка!

Но не пойму я — хоть убей! —
Как двигаешь ты по дороге
Свои бесчисленные ноги? —
Спросил бедняжку Скарабей. —

Шагнёшь ты первою ногою,
А следом двигаешь какой:
Второй, седьмой, сороковою
Иль тридцать первою ногой?

Вопрос смутил Сороконожку:
— Я… просто движусь понемножку!
Своих шагов я не считаю,
Я просто так в пути мечтаю…

— Как! — возмутился Скарабей. —
Приводишь ноги ты в движенье,
Не зная правила сложенья?
Возможно ль двигаться глупей!

Должна ты знать, какой ногою
Когда шагнуть — вот в чём вопрос! —
Чтоб не шагнуть ногой другою
И в спешке не расквасить нос!

— Прости, —
Взглянув на Скарабея,
Сказала, бедная, робея…
Но Скарабей сказал: — Учти,
Что каждый шаг нам в жизни дорог
И должно делать их с умом!
А у тебя при всём при том
Не две ноги, а целых сорок!

А ну-ка, встань на ровном месте:
Носочки врозь, а пятки вместе.
Сочти все ноги и вздохни…
Теперь попробуй-ка — шагни!

Сороконожка чинно встала,
В уме все ноги сосчитала,
Потом хотела, как бывало,
Шагнуть вперёд… и вдруг упала!..

Привстав, она шагнула снова —
И вновь упала бестолково!
И всё она, как ни старалась,
На ровном месте спотыкалась…

Тогда, схватив её под мышки
(Их тоже сорок, боже мой!),
Жуки, несносные мальчишки,
Беднягу отвели домой.

С тех пор сидит она в квартире
И шепчет: —
Дважды два — четыре!
Пять минус восемь — двадцать два!
(Ах, как кружится голова!)

Одиннадцать плюс девять — семь…
— Не ходит, бедная, совсем,
Всё плачет, плачет день и ночь…
А ты не смог бы ей помочь?"


Нет-нет, а вдруг проскакивает что-то: читал эту литературу Юрий Иосифович Коваль, явно читал! А может и общались Юрии Иосифовичи - помимо дел лодочных.
В повести "Привет от Вернера":
"...время летело, и наступила зима, а она в Берлине сиротская, с дождем и снегом..."
А в "Володиных братьях":
(В таёжной избушке, заблудившийся мальчик видит тетрадь)
"На обложке было написано:
ТЕТРАДЬ ПРОХОДЯЩИХ ТУРИСТОВ.
На обороте обложки:
Т. геологи! Просьба не выбрасывать! На зиму оставлять на видном месте!
Дальше шла пустая первая страница, а на второй было написано:
Начата I IV 1971 года.
Пришли с перевала… (неразборчиво) через хребет Хамбу-Урр и реку Ук-Ю. Шли по хорошему насту при температуре 7 градусов. Встали в избу в 17.00. Группа идет через Илыч и хребет Иджид-Парма на Троицко-Печорск. Через два дня надеемся быть на месте.
И подписи:
Москвичи: Саид-Кулиев — К
Шемяк Шекулев — 2К
Якулик — К
Ариньзь —
Сухоруков —
Коваль
7 IV 71.
Примечание.
Буквой «К» отмечены корифеи туризма."


Я помянул Стругацких?
Из перечня произведений Коринца: "Есть среди его стихов и шутки («Не было печали») и игровые стихи («Триста тридцать три жильца») и рифмованные загадки («Лапки») и перевёртыши («Суббота в понедельник»)."
Как странно переплетаются судьбы!
Но, мало что можно найти о Коринце. Не в трэнде. Не рекомендован. Потому как с детства не менял убеждений, не смотря ни на что, - в отличие от... многих. Писатель-путешественник :))
Tags: Самая легкая лодка в мире
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments