?

Log in

No account? Create an account
Юрий Коваль, писатель и художник
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Sunday, October 1st, 2017

Time Event
7:23p
Коваль, Чижиков, Успенский
*


Замечательным архивным фото поделился Центр детского чтения ко Дню Рождения Виктора Александровича Чижикова.
Немножко подреставрировал и забрал в наш архив.
11:52p
Пишет Ольга Ерёмина, автор книги "Юрий Коваль. Проза не по-детски": О рассказе Юрия Коваля "Нюрка"
Ольга  Ерёмина

Привыкла я к фундаментальным вещам, если уж сажусь писать – то страниц на сто, не меньше. И тут хочется основательно, каждую загогулинку прописать. Однако время бежит быстро, жизненные обстоятельства накатываются волнами, то есть обстоятельство-то одно, как ветер на море, а волн много. И не хватает времени засесть и писать всласть.
Однако, хотя бы абрис, пунктир.
С моими учениками в Школе юного журналиста в Томилине второй год читаем мы рассказы Юрия Коваля. И не просто читаем, а вчитываемся, вгрызаемся. Вбуравливаемся, можно сказать. В прошлом году так, по слову, по фразе, по реплике разбирали «Картофельную собаку». Со старшими. В этом году решила взяться с младшими, выбрала для начала «Нюрку».
Рассказ захватывал меня ещё тогда, когда Лада была маленькой, то есть лет девять назад. В нём чувствовалась магия. Тогда я была сосредоточена на другой работе и не уловила, не смогла. Сейчас же, десятый раз читая рассказ вслух, посчитав всех его героев, в том числе закадровых, выделив непонятные для детей слова и разобрав их (дети не знают, что такое ручка-самописка, химический карандаш), выделив грамматические основы в предложениях, найдя инверсии и синтаксические повторы и выяснив их роль в структуре текста… Так вот: в очередной раз прочитав рассказ, я обратила взгляды к детям, и Олеся Кононова лукаво сказала:
– А вот что интересно: где у Нюрки родители. Почему она живёт с дедом? Это получается как Снегурочка с Дедом Морозом.
А ведь точно: совершенно сказочный сюжет. Живёт – не в деревне, а в старой баньке! На излучине! Ялмы! – это же просто рай для мифолога. Дядя Зуй живёт. Подвижный, как птичка зуёк. И не от мира сего. Свиньи не держит, про сено, с лета уложенное на сани, забывает. И у него внучка – Снегурка, Нюрка, то есть Анна, благодать.
И вот у Анны день рождения. И к принцессе – ещё одна мифологема! – собираются гости. То есть феи. Так как семь лет – это возраст посвящения во взрослые, время инициации, переходя из дошкольного периода в школьный.
Феи приносят подарки, которые помогут благополучно пройти эту инициацию: тётка Ксеня – школьное платье, Федюша Миронов – пенал, Маня Клеткина «в возрасте пяти лет» – фартук школьный. Кто-то ручку принёс, кто-то карандаш. Дядя Зуй – ранец оранжевый (прямо как у меня в детстве). Братья Моховы – два ведра черники. Это не школьное, но братья-то – школьники, уже третьеклассники. Логика их не заботит, они просто утверждают, что их подарок – «школьное», силой своего убеждения утверждают.
Само собой, должна появиться злая фея. И она не преминула заявить о себе: мамаша Мирониха. Сын обут в сапоги, но дарит сплетённый дедом Мироном пенал из бересты. Мирониха придирается к подаркам.
И тут выступает джокер – добрый фей – герой-рассказчик. Он дарит невиданное в деревне – бинокль! И поясняет, как им пользоваться. Злая – Мирониха – придирается: дескать, бинокль – не школьное. В ответ в ход идёт обратная логика: раз в бинокль будет школьница смотреть, значит, школьное!
Злая фея побеждена, ей остаётся только усиленно хрустеть огурцами. На халяву. Как сказала недавно одна знакомая, на халяву и хлорка – творог.
И вот финал трёхчастной (как любит Коваль) композиции: в новом плаеть и фартуке, при ранце и бинокле, Нюрка первого сентября шествует по дороге в школу, её сопровождает свита. Учитель признаёт бинокль как школьное – и обещает, в унисон дяде Зую, залезть на крышу и смотреть на звёзды. То есть отрываться от земных забот и устремлять взгляд в небо.
Затем Нюрка понимается по ступеням, переступает порог – дверь за ней закрывается. Эту звучит значительно, весомо. Инициация пройдена. Принцессу ждёт новый мир, в котором жизнь столкнётся со смертью, необходимость – с состраданием, упадёт в крапиву убитый Витей ястреб, и захочется Нюрке умереть – и будет пить она остывающую осеннюю воду, и подойдёт к ней добрая… добрый фей, заговорит – и живой окажется мёртвая вода.
Очарование Коваля: точное попадание в мифологему – и лаконичная, глубоко национальная и со-временная её интерпретация.
H. S. Надо добавить, что Аня Максимова, самая застенчивая у нас девочка, уже семиклассница, принесла на одно из очередных занятий химический карандаш: рассказала дяде, и он нашёл артефакт в своих детских запасах. И мы все этот карандаш послюнявили и попробовали писать – у него оказался фиолетовый оттенок.

<< Previous Day 2017/10/01
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com