December 5th, 2013

Ольга
  • erema_o

Про чувство юмора

У детей обычно первым делом развивается юмор положений.
Бывают так называемые комедии положений. В них герои попадают в положения, которые не соответствуют ожиданиям или представлениям – по логике развития событий, по социальному статусу и проч. Чтобы такие комедии были смешны, надо, чтобы зритель понимал эту самую логику, чтобы у него были сформулированы ординарные ожидания и представления. То есть чтобы он понимал законы социума и точно ощущал события и явления, которые этим законам не соответствуют. Тогда становится смешно.
Если человек не знает ординарных ожиданий, то будет ощущать себя, как наш современник, читающий «Евгения Онегина» и совершенно не понимающий юмора Пушкина. Когда современники поэта читали:

На кляче тощей и лохматой
Сидит форейтор бородатый… –

они ржали, как Боратынский. А сейчас никто не смеётся, ибо не имеют представления о том, каким должен быть форейтор и вообще кто это такой.
Итак, первым развивается юмор положений. Это индикатор социальной адаптации ребёнка к миру.
Затем начинает развиваться языковой юмор. Об его типологии надо писать отдельно, но факт: развитие языкового юмора говорит об активно развивающемся языковом чутье. Здесь надо чувствовать положения, общую стилистику и несоответствия ей, и звукопись, и рифму, если надо.
Вот Всеслав, ему нет ещё четырёх лет. Он полюбил фильм «Недопёсок Наполеон III», особенно песню дошкольника Серпокрылова, когда он мечтает бежать на северный полюс:

Я буду сражаться отважно
С огромной ледовой горой
И стану однажды, а может, и дважды,
А может, и трижды герой!

Всеслав устроил шуточное сражение с Ладой. Возятся они на диване, как тигрята, и Всеслав воинственно поёт:

Я буду сражаться отважно
С огромной ледовой… сестрой!

«Ледовая сестра» хохочет.