October 17th, 2013

друг Топтыжки

Виктор Чижиков о Юрии Ковале и не только

*

Фото Виктора Ускова.

Замечательное интервью Ольге Мяэотс, ранее нигде не опубликованное! Насладитесь!
Collapse )
Лёва

ИГНАТЬЕВСКИЙ ЛЕС

Надеюсь, все узнаЮт руку маэстро?
Оригинал взят у poetry_six в ИГНАТЬЕВСКИЙ ЛЕС
1390584_490145471083350_1132836305_n

Последних листьев жар сплошным самосожженьем
Восходит на небо, и на пути твоем
Весь этот лес живет таким же раздраженьем,
Каким последний год и мы с тобой живем.

В заплаканных глазах отражена дорога,
Как в пойме сумрачной кусты отражены.
Не привередничай, не угрожай, не трогай,
Не задевай лесной наволгшей тишины.

Ты можешь услыхать дыханье старой жизни:
Осклизлые грибы в сырой траве растут,
До самых сердцевин их проточили слизни,
А кожу все-таки щекочет влажный зуд.

Все наше прошлое похоже на угрозу -
Смотри, сейчас вернусь, гляди, убью сейчас!
А небо ежится и держит клен, как розу, -
Пусть жжет еще сильней! - почти у самых глаз.

Стихи датируются 1935 годом – Арсений Тарковский еще жил со своей первой женой, Марией Вишняковой, и уже знал, что это не навсегда. Осенний лес как раздражение: метафора, уникальная для русских поэтов, много писавших о предмете. Все стихотворение подчинено этой метафоре. Заплаканные (читай – покрасневшие) глаза, жжение в глазах в последнем катрене, проточенная рана грибов с влажным зудом новой соединительной ткани. Вырывающееся «не трогай» (как мы говорим утешителю, когда нам физически плохо – без намерения обидеть) и нависшее прошлое, которое в других его строчках превращалось в опасного сумасшедшего судьбы.