July 30th, 2012

50

Ферапонтово: Вьюшины

Оригинал взят у uuproschu в Ферапонтово: Вьюшины
Вьюша (волог) - чайка.
Photobucket
Валентин Иванович, которому сегодня исполняется 90 лет - легендарная личность. Он из тех русских людей, благодаря которым Гитлер не прошёл. Он воевал с фашистами, и вернулся домой в 1942 году без ноги. Забегая вперёд скажу, что и в зрелые годы свои он так ловко управлялся на протезе - копал, рыбачил с лодки - что все не помнили о его инвалидности. Да и характер его помнить о ней не позволял.
Главная и вечная его заслуга, пока стоит Ферапонтово - это сохранение фресок Дионисия. Дело было после войны, его, новоиспечённого безногого родное село встретило полной разрухой. В монастырских постройках жили люди, храмы стояли нарасхлебень, и никакого дела до реликвий не было. Кажется мне, что Вьюшин, зайдя в храм Рождества Богородицы был поражён. Вопрос о вере его при мне никогда не поднимался, но, как истинный патриот, он не потерпел поругания святыни и, для начала, повесил на двери замок. Когда бодрый колхозный начальник ( кстати, колхоз назывался - "Просвет") хотел свалить в храме картошку на зимнее хранение, Валентин Иваныч встал грудью и не позволил власти бесчинствовать. Он защищал храм от начальников разного ранга со словами:"Я - русский офицер, не позволю..." От войны и до того момента, как Ферапонтовский музей вырос и окреп, бессменным хранителем Дионисия были он и жена его, Настя. К ним домой можно было прийти в любой час и взять ключ от собора, а уж давать ли ключ тебе - на то глаз у Вьюшиных был верен.
Первым с Вьюшиными познакомился опять же ВНБелов в 1960-м году. Он тогда долгое лето жил в Ферапонтове, путешествовал по северам и сильно подружился с семьёй Валентин Иваныча, который не раз выручал его из бед. Потом появился Коваль, и, конечно, дружба расцвела ещё сильнее. До сих пор Зина Вьюшина, дочь Вали и Насти, видевшая моего отца в глубоком детстве, говорит мне:"Какой у тебя был папа!"
Photobucket"
      Юрий Коваль, Валентин и Настя Вьюшины
Валентин Иваныч был против того, чтобы его фотографировали, поэтому пока и не нашёлся его настоящий портрет. Но зато здесь он со своими московскими друзьями, для которых он был ангелом-хранителем в тех местах - помогал, пробивал, утишал, поручался и привечал Витьку, отца и их друзей. Друзья отвечали, как и чем могли. Снабжали Зину книжками, пели песни. Осенью 80-го отец ездил на Гору, вот несколько строк.
   "Приехавши к бане мною обнаружились раки в ведре. Вьюшинские раки во Вьюшинском ведре. Ведро стояло в предбаннике, раки мало шевелились, зато шевелился вовсю сам Валентин Иваныч... После бани посидели с Валентин Иванычем, у которого, между прочим, находился за столом и небезызвестный Лёха Хоботов..." И через несколько страниц:" Говорят, что рябиновые годы бывают несчастливы." Той зимой Вьюшин и умер. Белов вместе с Игорем Соколовым и Толей Лапшиновым сделали надгробье из камня, на котором Валентин Иваныч отдыхал по дороге на Ильинское озеро.
   Сегодня, в день его 90-летия, в Ферапонтове - большой всенародный и всемузейный праздник. Жаль, что мы-то здесь, жаль...
Photobucket
    Все фото : ВГУсков