ochevidec2007 (ochevidec2007) wrote in bookshelf_,
ochevidec2007
ochevidec2007
bookshelf_

Category:

В России вымирают мужчины, страна - на пороге матриархата

"По статистике, численность женщин в России существенно превосходит численность мужчин. При этом женщины активно осваивают руководящие функции.

Росстат опубликовал результаты исследования "Женщины и мужчины России — 2010 год". Приведенные данные, в частности, свидетельствуют, что мужчин в России становится все меньше и на 10 "девчонок", по статистике, приходится уже не девять "ребят", а примерно восемь с половиной. При общей численности населения России 141,914 млн человек, по данным на 1 января 2010 года, в стране проживало 76,275 млн женщин и 65,639 млн мужчин. При этом мужская смертность прогрессирует. Коэффициент смертности на 100 тыс. человек составляет 870,7 для женщин и 1778,7 для мужчин.

Растущий перевес женского начала над мужским сказывается на общей ситуации в социуме. При этом эксперты говорят, что истинное место женщины все-таки с детьми у домашнего очага, а мнение о том, что женщина лучший менеджер, чем мужчина, полностью ошибочное. "Во всех странах, где женщин больше, гораздо менее устойчивыми становятся браки. Женщины нуждаются в мужчинах, это совершенно естественно, нормально, биологично", — говорит президент Национальной федерации психоанализа, ректор Восточно–европейского института психоанализа Михаил Решетников. То, что в ряде стран мира все чаще на вершине власти можно увидеть женщин, эксперт считает "политесным решением"..." http://www.dp.ru/a/2011/01/25/V_Rossii_vimirajut_muzhchini
-----------------------------------

Феминизм и антифеминизм - две стороны одного и тоже древнего явления - матриархата, в скрытом состоянии которого и пребывает всё человечество не на словах, а на деле:

"..Вопреки неоспоримой видимости патриархата как господствующего типа общественных отношений, если не в подавляющем большинстве стран Мира, то по крайней мере в обществах, в основе культуры которых лежит Библия, господствует матриархат в скрытной его форме[1].

Всякое общество, в котором есть аналог пословицы “Никто не герой перед своей женой” и выражающие ту же суть анекдоты[2], живет в матриархате. Матриархат в прошлой истории становления человечества обусловлен генетически запрограммированным набором инстинктов особей каждого из полов.

Если смотреть на процесс жизни биологического вида в биосфере, то в нём главное — воспроизводство поколений. Это касается всех видов, в том числе и Человека, которому Свыше дано быть Разумным. Разум порождает культуру — всю генетически ненаследуемую информацию, передаваемую в обществе от поколения к поколению в их преемственности; но кроме культуры человеку свойственны и врожденные программы поведения — разного рода безусловные рефлексы и инстинкты.

На тех этапах развития человечества, когда человек больше получал от природы непосредственно, чем опосредованно через систему общественных отношений, можно считать, что культура была не развита по сравнению с нынешним временем, когда многие “живут” полностью в искусственной среде обитания и непосредственно от природы не получают ничего кроме воздуха. И соответственно, в начале развития нынешней цивилизации врожденные инстинкты играли существенно большую роль в жизни вида Человек потенциально Разумный нежели культура[3]. Поскольку функциональная биологическая нагрузка мужчины в таких условиях — обеспечение жизни и деятельности матерей, непосредственно взращивающих потомство, то мужские половые инстинкты сформированы так, что, блокируя программы полового поведения заячьего типа «наше дело не рожать (а тем более и не воспитывать...) — сунул, вынул и бежать...», поставили мужчину в психологически подчиненное по отношению к женщине положение. Это генетическое наследие прошлого сохранилось во многом до наших дней.

Иными словами, в системе «матери - дети - мужья (не обязательно отцы)», выстроена инстинктивная система соподчинения поведения: мать в поведении непосредственно ориентирована на удовлетворение жизненных потребностей ребенка в первые годы его жизни, пока он не способен жить без стороннего обслуживания; мужчина через половые инстинкты привязан к женщине и подчинен ей[4], а тем самым психологически опосредованно ориентирован на удовлетворение потребностей ребенка (возможно, что и рожденного не от него) и матери.
--------------------------------------------------------------------
[1] Над отдать должное, что на то обстоятельство, что животные инстинкты женщины довлеют над нынешней цивилизацией, в 1992 — 93 гг. прямо было указано в публикациях Богородичного центра возрождения христианства, против которого сразу же ополчилась официальная православная церковь, и который сразу же попытались ославить в качестве “тоталитарной секты”, не отделив зерен от плевел.

[2] Например: Король прослышал, что все мужчины в его королевстве боятся своих жен. Чтобы проверить, так ли это, он повелел собраться всему мужскому населению столицы на площади перед дворцом. Когда мужчины собрались, он приказал, чтобы все, кто боится своих жён, отошли от дворца, а те кто не боится жен, — приблизились ко дворцу. В итоге перед дворцом оказался всего один человек. Король его спросил, действительно ли он не боится жены, и получил ответ, что тот очень боится, но перешел на эту сторону площади, потому что жена запретила ему быть там, где собирается много мужчин, из опасения, что все мужчины вместе вовлекут его в какую-нибудь попойку или драку.

[3] В частности, плодовитость для поддержания численности популяции (племени) значила гораздо больше чем успехи медицины. На этапе же развитой культуры крах медицины способен опустошить целый континент, как то было в средние века, когда чума несколько раз выкашивала практически всё население Европы; эпидемия гриппа “испанки” по завершении первой мировой войны унесла около 20 миллионов человеческих жизней, больше чем сама война.

В перспективе очередной крах медицины — безуспешность борьбы с генетическими болезнями и разнородным иммунодефицитом, всплеск которых вызван прошлыми “успехами” медицины и нездоровым образом жизни цивилизации, разрушающей биосферу, к которой и принадлежит её население.

[4] И на этой психологической подчиненности мужчины женщине через половые инстинкты основан институт постельной политики, предопределяющий публичную политику. Насколько в нем свободна постельно-политическая деятельница в выборе секс-партнера публичного политика, политических целей и стратегии их осуществления, это уже другой вопрос.
---------------------


...В настоящее же время инстинктивно обусловленный круг ответственности мужчины за судьбы женщин и детей оказывается недостаточным, в отличие от древности каменного века, когда многое определялось обстановкой в месте жительства семьи, рода, воспринимаемой всеми непосредственно. В наши дни безопасность жизни женщин и детей во всяком месте и во всякое время оказывается обусловленной событиями, весьма удаленными географически и хронологически от места и времени жительства, и не может быть обеспечена на основе подчиненности психики человека инстинктам и безоглядной ориентации его поведения на полосу “Настоящее”: “прямо сейчас ± две недели”[1] и в пределах непосредственно видимого горизонта.

То есть развитие культуры и техносферы привело к тому, что настало время, когда генетически обусловленный явный или скрытный матриархат, подчиняющий искусства, науку, политику сиюминутному близорукому и безответственному деспотизму весьма узкой группы женщин, психологически довлеющих через половые инстинкты над деятелями искусств, науки и политики, становится опасностью для дальнейшей жизни вида Человек, которому Свыше дано быть Разумным, а также и для всей биосферы Земли.

Здесь многим женщинам, чьи мужчины пьют, следует задуматься и над той особенностью, что алкоголь и многие другие наркотики возбуждают именно те участки коры головного мозга, которые нормально возбуждаются при отработке организмом программ полового поведения. Но наркотики возбуждают эти участки в обход нормальных информационных путей при отработке организмом инстинктивных программ полового поведения. То есть алкоголь — для многих мужчин средство, которое выводит их из подчинения инстинктивно обусловленному деспотизму женщин[2] — по существу не любящих их женщин, а их хозяек-рабовладелиц, которые подчас и сами невольницы своих же инстинктов — половых и охраны территории. То обстоятельство, что наркотики впоследствии вызывают зависимость от них еще более тяжкую, чем подчиненность женщине через половые инстинкты, играет сопутствующую роль, о которой на первой стадии мало кто задумывается, обращаясь к ним в бездумном стремлении освободиться (хотя бы на краткое время действия наркотиков) от угнетения женским деспотизмом их психики через инстинктивные взаимосвязи.

У кого-то может встать вопрос о подростковой наркомании разного рода, поскольку дети не имеют еще устойчивых партнеров по половым отношениям, чей деспотизм они пытались бы преодолеть таким способом.

Но не следует забывать и о матерях подростков, ставших жертвой наркомании того или иного рода или же половой распущенности. В прошлом при неразвитости медицины, обуславливавшей высокую детскую смертность, и незаселенности многих регионов планеты, была высокая рождаемость и в обществе статистически преобладали многодетные семьи. Женщины рожали, если не ежегодно, то через несколько лет в течение всего срока своей зрелости. С момента появления очередного ребенка почти всё материнское внимание переключалось на него, а к моменту появления следующего ребенка, ему предшествующий, еще не успевая войти в подростковый возраст, начинал более или менее самостоятельное развитие и освоение мира, конечно под опекой взрослых. При этом каждый предшествующий ребенок, с момента появления последующего, выходил из под влияния инстинктивных программ поведения матери (и их культурных продолжений), предназначенных обслуживать младенца в первое время его жизни. В современных же семьях, где обычно один ребенок, а два уже считается — “много детей”, всё совсем не так.

Активные инстинктивные программы поведения матери, предназначенные для обслуживания первого времени жизни младенцев, обрушиваются на ребенка, останавливая и извращая его самостоятельное, также генетически обусловленное развитие. В результате на протяжении десятилетий, охватывающих и взрослую жизнь детей, они оказываются под воздействием материнских животных инстинктов. Этот процесс может быть прерван только уходом детей из семьи родителей или появлением внуков, на которых переключаются материнские инстинкты бабушки[3].

Но и внуков бабушки может постигнуть та же судьба, причем усугубленная двойным и тройным гнетом, в котором инстинктивно бессмысленно соучаствуют мать и обе бабушки. В результате вырастают мужчины и женщины с уровнем самостоятельности и ответственности за свое поведения, едва ли уместным и для пятилетнего ребенка, который подчас сохраняется у них до смерти в глубокой старости; этому могут сопутствовать и разного рода нарушения психики, также порожденные инстинктивной собственнической “любовью” женщин к своим чадам. При этом необходимо иметь в виду, что и такое женское воспитание не препятствует развитию и проявлению изрядной интеллектуальной мощи в составе в целом ущербной психики, а это уже представляет опасность для окружающих.

Такого рода гнет инстинктивно слепо и бессмысленно собственнически “любя­щих” матерей достигает наибольшей силы в так называемых “бла­гополучных” семьях, чьи дети статистически часто оказываются в результате него в жизни даже более неблагополучными, чем выходцы из “неблагополучных” семей, где недостаток и (либо) порочность родительского воспитания в ряде случаев является благом и компенсируется развитием ребенка в соответствии с его собственным мироощущением и мироосмыслением.
--------------------------------------------------------------------

[1] Порассуждать на эту тему можно на примере Чернобыльской катастрофы; в историческом прошлом — на примере злоупотреблений при коллективизации и раскулачивании; в наши же дни перестройка и последующие реформы дают множество информации к размышлению на эту тему (из деревни не просто защититься от вредоносности Гайдара и его преемников, засевших в стольном городе и преисполненных спеси и иных пороков).

[2] То обстоятельство, что в “Белом солнце пустыни” подкаблучник Верещагин, яркий носитель больших разносторонних задатков, но пустоцвет — алкоголик, психологически точно.

[3] Еще один вариант разрядки материнских инстинктов — появление в доме собак и кошек, характер заботы о которых примерно соответствуют характеру заботы о малолетних детях, с той лишь разницей, что домашние зверушки никогда не вырастут во взрослых людей и их можно нянчить всю жизнь. Но в современных условиях это — остановка личностного развития женщины, а не решение проблемы о соотношении инстинктивного и разумно свободного в жизни человека.
-------------------------

...Возвращаясь к особенностям матриархата, в разных его формах существующего в нынешней глобальной цивилизации, следует отказаться и от мнения о том, что мужчине принадлежит активная роль в половых отношениях, протекающих на основе бессознательных инстинктивных увлечений, определяемых как “любовь слепа”, “любовь зла”, “красота твоя свела меня с ума...” и т.п.

Для подавляющего большинства мужчин женщины разделяются на две категории: те, которые вызывают желание совокупления с ними, и те, которые оставляют мужчину равнодушным. Язык в этом отношении точен: при половых отношениях под водительством инстинктов желание близости у мужчины вызывает женщина вне зависимости от того, стремится она к этому умышленно либо же нет; инстинктивная реакция мужчины — ответная. Другое дело примет ли женщина вызванное ею и обращенное к ней желание мужчины сразу же, пройдет ли некоторое время, в течение которого женщина будет выхаживать свою добычу, либо же женщина никогда его не примет. Но существующая для мужчины необходимость деятельно домогаться от женщины принятия вызванного ею же инстинктивного желания телесного совокупления и породила иллюзию активной роли мужчины в половых отношениях, протекающих под водительством инстинктов, о чем обычно забывают.

В действительности же мужчина в культуре скрытного матриархата — невольник половых инстинктов, возбуждаемых в нём женщиной[1]; это общее правило, из которого статистически значимым исключением является относительно малочисленная категория мужчин-“сердцеедов”, которые сами вызывают инстинктивное желание близости с ними у множества женщин, подчас не имея желания в отношении хотя бы одной из сохнущих по ним; но и “сердцееды” могут быть носителями животного строя психики, отличаясь от остальных мужчин только некоторыми особенностями инстинктивных программ и их взаимодействием с культурно и личностно обусловленными иными составляющими их психики.

И будучи властной над мужчиной через инстинкты полового влечения, женщина может направить мужчину и на подвиг (чем полны все рыцарские романы и прочие повествования о благородно вдохновляющем женском начале и влиянии его на мужчину), но может направить и на плаху[2]. Во времена явного матриархата, если он когда-либо и имел место в истории, эта подневольность мужчины женщине была просто обнаженной, а не маскировалась в одежды мужского самомнения о волевых качествах, присущих “активному” мужскому началу, и не скрывалась за разного рода атрибутами культуры, вроде правил “хорошего тона”, учении о “сильном” и “слабом” поле.

Если женщина не вызывает инстинктивного желания[3], то при всей её внешней, подчас неоспоримой, красоте, здоровье, симпатичности и достоинствах иного рода, совокупление с нею для инстинктивно водительствуемых в половых отношениях мужчин возможно только как разновидность онанизма, к тому же не приносящая вожделенного чувственного наслаждения; если это случается в семье, возникшей из расчета на приобщение одного из супругов к социально-потребительскому статусу другого или под давлением иных социальных обстоятельств[4], то хотя семья и существует, но мужчине — невольнику инстинктов — приходится либо преодолевать зависимость от них, либо услаждать свои чувственные вожделения на стороне с другими самками.

Если же энергетику мужчины в инстинктивно обусловленном совокуплении и разгуле половых инстинктов описывать в терминах восточных эзотерических традиций, то, грубо говоря, “кундалини безудержно поднимается так, что выдавливает из психики всё прочее и выплескивается через макушку, заливая всё вокруг”.

Но кроме этого режима функционирования энергетики мужчины возможен и иной режим: некая энергия и смысл (инфор­мация) снисходит в человека Свыше, и ощущается им как торжественная и самодостаточная радостная и нежная щедрость Любви.

В таком состоянии для мужчины не имеет значения, вызывает ли конкретная женщина в нём инстинктивное желание близости с нею, либо же нет. Возникает действительно Свобода Любви, освобождающая психику человека из неволи половых инстинктов (а также и от прочих психологических привязанностей), всегда несущая первосвежесть чувств и не имеющая ничего общего с распущенностью полового поведения ради безудержного услаждения чувственности при совокуплениях с кем ни попадя и разного рода “онанизме”. Пребывание в психологическом состоянии (настроении) Свободы Любви более комфортно, чем в прочих и обеспечивает более высокий уровень деятельной безопасности во всех жизненных обстоятельствах как для себя самого, так и для окружающих, чем пребывание в прочих психологических состояниях (настроениях). После первого нахождения путей в него, последующие вхождения (если это настроение не становится неизменным и постоянным), хотя и обусловлены внешним течением событий[5], тем не менее произвольны. Но в этом состоянии мужчина перестает быть марионеткой, которую вопреки здравому смыслу жизни волокут через разного рода обстоятельства, крепко ухватив за половой член, неподвластный ему самому.

Ранее было сказано, что культура человечества является продолжением и оболочкой для инстинктивных, ситуационно ориентированных основ поведения. Соответственно, если высказанное мнение о том, что Запад и Россия живут в скрытном матриархате и жизнь общества определяется во многом женскими инстинктами, соответствует действительности, то в культуре должны присутствовать явные выражения прежде всего их.

Известно, что в биосфере в воспроизводстве поколений видов на основе полового различия особей, не последнюю роль играют инстинктивные программы привлечения особей противоположного пола и конкуренция среди особей одного и того же вида за лучшего партнера по половым отношениям и территорию обитания; а также и охрана своей территории от особей своего же вида, но не принадлежащих своей семье, стаду.

У разных видов активная роль в привлечении особей иного пола для продолжения рода, принадлежит либо самцам, либо самкам. Если искать аналоги такого рода в жизни человеческого общества, то практически всю историю Запада сопровождает история женской моды, женской косметики и парфюмерии и женской галантереи. Мужская мода, мужская косметика и парфюмерия и мужская галантерея не являются таким предметом обсуждения и внимания общества, как женские.

Функционально по своему существу весь арсенал женской моды, косметики, парфюмерии и галантереи — продолжение в культуру инстинктивных программ привлечения партнера для продолжения рода[6]. По своему существу всё это взывает к половым инстинктам мужчин, в чем неоспоримо смогли убедиться многие жертвы изнасилований, которые своим видом, созданным ими же при помощи арсенала моды, косметики, парфюмерии и галантереи, смогли возбудить в ком-то из самцов поведение на основе половых инстинктов, которые те не смогли сдержать (либо же вообще не привыкли сдерживать, поскольку вся их психика подчинена нуждам инстинктов).

Для животного строя психики женщин характерно стремление к тому, чтобы выделиться на фоне других самок и привлечь к себе внимание многих самцов. О том, какими личностными качествами обладают те, чье внимание они объективно своим внешним видом и поведением способны привлечь, подавляющее большинство модниц не задумывается, слепо и бездумно следуя моде и её — казалось бы не управляемым — капризам. Требования эстетики и функциональности в женской моде вторичны по отношению к задаче возбуждения половых инстинктов мужчин.

По существу же в безудержном следовании моде (далеко не всегда функциональной в других отношениях, кроме как обратить на себя внимание, выделиться на фоне остальных самок) выражается инстинктивное, безумное и бессмысленное поведение многих женщин; то есть это — животное, а не осмысленно человеческое целесообразно ориентированное поведение, либо же вообще одержимость. Женщина-человек должна уметь вести себя и должна вести себя так, чтобы быть желанной только любимому ею, в ком она уже с самого начала их взаимоотношений предвидит будущего достойного отца их детей, оставляя равнодушными к себе всех — даже сексуально озабоченных — самцов в округе.

Исторически реально женская мода, а тем более “высокая” мода, превратилась в порнодейство[7], с которым все свыклись. Это не нежный эрос.

Отличие порнодейства от эроса в том, что порнодейство безадресно обращено к половым инстинктам толпы, а эрос адресно обращен единственно к любимому человеку, обязательно иного пола.
--------------------------------------------------------------------

[1] Это открывает иной взгляд на вопрос, почему в период Сталинизма, многие мужья занимали важные государственные и партийные посты, а их жены тем временем сидели в качестве врагов народа в лагерях: так было в семьях В.М.Молотова, М.И.Калинина, С.М.Буденного и многих других. Сохранение специалиста или политика обеспечивалось удалением либо уничтожением довлеющей над ним через инстинкты женщины, что прерывало его психологическую зависимость от неё. Это было своего рода альтернативой “коновалу” при назначении на должность.

[2] И это прослеживается на протяжении всей истории скрытного матриархата по крайней мере, начиная от легенды о египетской царице Клеопатре, пославшей на плаху троих, выразивших желание переспать с нею даже на таких условиях. Россиянам эта легенда наиболее доступна в её пересказе А.С.Пушкиным в “Египетских ночах”. Среди погибших от блажи Клеопатры “мужиков” не нашлось “Шахразады” в мужском теле, кто перевоспитал бы деспотичную царственную бабу. Чтобы это сравнение не показалось некорректным, следует иметь в виду, что Шахразада оказалась на ложе Шахриара на таких же условиях, причем в отличие от гостей пира Клеопатры, не по своему желанию. Гостей же Клеопатры затащили на плаху не на аркане, а взявши за “половой член”, что они отождествили со своей свободной волей распоряжаться своею жизнью.

[3] И при этом в общем-то не возникает и психологической подчиненности мужчины женщине.

[4] Например, типичное для сословно-кланового строя: родители просватали, а из родительской воли традиции общества выйти не дозволяют.

[5] Которые преимущественно являются следствием тех или иных собственных нравственных и этических неразрешенных либо ошибочно разрешенных проблем.

[6] Приведем курьез, подтверждающий правоту сказанного. Журнал “Человек и закон” некогда опубликовал сообщение, что в Великобритании суд удовлетворил иск о разводе мужа на том основании, что до вступления в брак его супруга так интенсивно употребляла косметику, что создала у него ложное представление о своей привлекательности в качестве женщины.

О том же анекдот:

— Папа, скажи, как ловят сумасшедших?

— С помощью косметики, модных платьев и белья, обворожительных улыбок, сынок.

[7] Уничтожение модельера Дж.Версаче в июле 1997 г. следует рассматривать именно в этом контексте. Оно стало возможным определённо по причине вредоносности его деятельности для человечной перспективы дальнейшего развития общества, хотя такого рода вредоносностью занят не только он один, но и многие другие разработчики арсенала “высокой моды”, продолжающей в культуру низменные инстинкты..."

( "От матриархата к человечности. Подальше от фрейдизма..." http://dotu.ru/2001/01/01/20010101-k_chelovechnosti/)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments