?

Log in

No account? Create an account
Срам_story's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Wednesday, April 2nd, 2008

Time Event
8:07p
Нападение на больную собаку
Собака

ДИСКЛАЙМЕР: Картинка призвана отразить состояние моей психики в момент инцидента
ДИСКЛАЙМЕР-2: История произошла со мной, но написана от третьего лица, потому что когда писал, я не мог выносить ужас истории и должен был отодвинуть ее от себя, заменив первое лицо третьим.

Итак.

Он явно был не в порядке в тот вечер. Позже, вспоминая свои действия в тот вечер, он содрогался от стыда и повторял: «помрачение, это было помрачение».

Поздно вечером он вышел бродить по улицам, нацепив плеер. Не мог он без тяжелой музыки – она била по голове, и от этого душе не было так больно. Мощный поток звука глушил чувства и мысли.

Бродил уже долго, ушел в себя, потерял сопряжение с реальностью, и вдруг его рвануло обратно, в эту ненавистную реальность, так что он сильно, неприятно вздрогнул всеми костями. Это был собачий лай. Какая-то дворняга, черная с рыжими пятнами, размером с миттель-шнауцера, высочила из-за тополя, встала перед ним и теперь брехала. Слева был белый бетонный забор детсада в метр высотой, потом перекресток, и если там повернуть налево, то через триста метров начнется лесопарк.

На краю дороги у забора стояла женщина в черном пальто, черной юбке ниже колен и смотрела в сторону лесопарка.

Он снял наушники и спросил:

– Это ваша собака?

– Нет, – ответила женщина и опять отвернулась.

Тогда он стал обходить собаку, а та бежала рядом с ним и продолжала лаять. Она отстала только когда он перешел на другую сторону улицы, но продолжала орать.

Он минул перекресток и теперь перешел дорогу обратно, чтобы идти к лесопарку: там хорошо ночью, людей нет. Чертова псина опять пристала к нему, залилась еще громче и сопровождала его с полминуты, потом замолчала и побежала назад.

Пару минут он шел в тишине, еще не надел наушники, и опять услышал этот омерзительный лай. Обернулся: собака преградила дорогу какой-то женщине, и та в страхе пыталась ее обойти.

«Надо поставить ее на место, подавить до бездействия», – подумал он. Грудь обожгла волна бешенства в смеси со страхом. Он сжал кулаки и быстро пошел обратно, прямо на собаку. «Подбегу и врежу ей с ноги со всего маху, а потом второй раз и третий»…

Женщина таки обошла собаку и быстро пошла дальше. А та странная женщина в черном, продолжала стоять у забора как будто на посту. «Может, это все-таки ее собака? – подумал он, – Да нет вроде, поводка в руках нет».

Он подбежал к собаке, но не ударил. Испугался, вспомнились рассказы про бешеных собак и сорок уколов в живот. Вместо удара топнул ногой. Псина ощерилась, показала клыки и залилась остервенелым лаем. Он топнул еще, она дернулась, отпрыгнула на полметра и продолжила лаять.

– Зачем собаку травишь? – спросила женщина в черном безжизненным голосом.

Он не ответил. Решил ее игнорировать.

Резко замахнулся кулаком, собака отпрыгнула еще. Она явно трусила. Так лает и щерится, потому что в себе не уверена. По-настоящему сильная, уверенная – уже вцепилась бы ему в горло без лишнего визга.

Он остановился и смотрел не отрываясь в глаза животному. Сосредоточился, представил себе поток энергии, текущий по позвоночнику снизу в голову. И как этот поток выплескивается через глаза двумя лучами и бьет в глаза собаке.

Собака занервничала сильнее, уже не лаяла, пятилась боком и отводила глаза.

– Ну что ты к животному пристал? – «опять эта черная тварь, раздавить бы ее вместе с собакой; не потерять концентрацию, не потерять…»

Собака не выдержала и побежала от него.

Теперь только он заметил, что женщина уже отошла от него в ту сторону, откуда он вначале пришел, метров на десять и продолжала медленно удаляться. Собака трусила за ней метрах в трех. «Неужели все-таки хозяйка? – тогда совсем ненормальная, неадекватная».

Ему не хватало, он заметил на обочине множество кусков асфальта и бетона. Схватил один из них и швырнул вслед собаке, чтобы ударился в паре метров от нее. Собака в ужасе отскочила и подбежала вплотную к женщине, а та оглянулась и сказала все так же блекло и слабо:

– Оставь ты ее в покое, что она тебе сделала?

Он проигнорировал, поднял второй кусок и быстро пошел на сближение. И замер.

Его остановил властный агрессивный мужской голос сзади:

– Эй, козел, ты что делаешь?

В этом голосе была сила, поэтому он повернулся и выбросил камень.

Мужик почти двух метров ростом атлетического сложения быстро шел к нему, а его подружка держала его за локоть, пытаясь остановить.

«Может, изобьет», – пробежала мысль, на удивление спокойная. При драке шансов не было никаких. Он был худой, слабый, совсем не умел драться. Не то что с мужиком этим, даже с одноклассниками шансов не было.

Накатило ощущение собственной подлости. «Какой же я червяк, трус. Самоутвердиться на животном, и то перед псиной больной струсил. Женщина слабая тебе говорила, не обращал внимания, а мужик сказал – сразу сник. Силу почувствовал. И зачем ты идешь к нему навстречу, а? Задобрить его?»

Он сблизился с этой парочкой метров до трех. Видимо, муж и жена. Им лет по тридцать, выгуливают таксу.

– Ты зачем к собаке пристаешь, урод?! – мужик стоял немного сзади своей жены, она его удерживала еще…

– Она на меня лаяла, – «мерзость какая твой голос, нотки подленькие, трусливые, только одного ведь хочешь: чтобы не тронули тебя»

– Лаяла она на тебя, – взорвался мужик, дернулся вперед, а жена вцепилась в него уже двумя руками и налегла ему на грудь.

– Успокойся, прошу тебя, – почти прошипела она.

– Лаяла?  А зачем полез, иди куда шел. Она тут уже год живет.

А сзади к мужику подковыляла еще одна женщина лет пятидесяти, явно алкоголичка, и противненько так нараспев стала приговаривать:

– А вот какая у вас такса, сейчас я ее у вас украду, украду вашу собачку.

«Две женщины тебя от него защищают, а так бы уже на асфальте валялся, кровью блевал. Стыдно, стыдно как. Что за сумасшествие на меня напало, что я к этой собаке пристал, камнями кидал, когда второй камень взял, ведь уже совсем не соображал, мог бы и в эту ненормальную в черном кинуть, и кинул бы ведь… Противно, стыдно», – думал он проходя мимо пары с таксой, завернул в сторону парка, одел наушники.

Но поток жесткого металла не мог заглушить этот отвратительный стыд, даже когда он выкрутил громкость на максимум, до боли в ушах. Обычное для него ощущение несчастья, безнадежности, музыка глушила, а вот горящий, жгучий стыд залить не могла.

Вот в такие моменты хочешь перестать быть. Исчезнуть, раствориться. Хуже стыда ничего нет.

«Так больно понимать, что неправ, что поступил подло, гнусно… Ведь благодарить надо этого мужика, что остановил вовремя. Его действия правильны, конструктивны. Надо останавливать подоноков. Потому ему сила и дана, что он ей на благо воспользуется. А я хлюпик, слабак, потому что душонка у меня подленькая. Была бы у меня сила, я бы сорвался на разрушение. Обязательно сорвался бы. Как только что чуть не сорвался. В первый момент благие же намерения были: подавить вредоносный элемент, чтобы не страдали прохожие. Только через две минуты было уже безумие, какой-то транс, я готов был уже швырнуть камень в голову той женщины».

<< Previous Day 2008/04/02
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com