?

Log in

No account? Create an account
04 January 2007 @ 07:26 pm
Луна огромным жёлтым оком
Светила с бархатных небес.
Земля встряхнулась мрачным роком,
От шума расступился лес.
Идет компания подростков,
Все в чёрном. Готы, вашу мать…
Стопы направили к погосту –
Решили на могилах пировать.
В руках бутылки и закуска,
Блестят тяжёлые кресты,
В глазах от алкоголя пусто,
Идут, ломая в хлам кусты.
На кладбище расположились,
Бутылки выставили в ряд.
Домой назад не воротились,
Их матери спокойно спят.
А утром – свежие могилы,
Луч солнца, звон колоколов.
Обратно с кладбища их не пустили.
Да, этот сторож был суров!
Увидев чёрно-белую ораву,
Дед не на шутку струсил, тоже с бодуна.
Всех до единого повесил на ограду,
А после закопал на месте пикника…
И вот теперь, когда луна на небе всходит,
Садится дед у этих у могил.
На покосившиеся памятники смотрит,
И пьёт вино, что гот когда-то не допил.
 
 
05 September 2005 @ 03:28 pm
- Полночь. – Хрипловатый мужской голос разбил густую темноту ночи. Не дождавшись ответа, он раздраженно повернулся к сопровождавшей его женщине. – Сара! Ты все никак не можешь смириться? Учти, отступников мы сурово наказываем.
- Я… Я помню… - Неуверенно промямлила ты, кого он назвал Сарой. – Но… Она же еще совсем ребенок. Мы не можем…
Узкая ладонь мужчины мелькнула в воздухе и обрушилась на щеку женщины. Ты дернулась, но терпеливо промолчала. Подобные «прикосновения» были для нее не в новинку, и она давно запомнила, что должна терпеть. Мужчина же, окинув равнодушным взглядом скорчившуюся у стены фигуру, двинулся к окну. Выглянул наружу, глянул на бледную, больную луну и нервно побарабанил пальцами по подоконнику.
- Решайся, Сара! Решайся! Повелитель ждал слишком долго, время на исходе. Это полнолуние уже четвертое. Успеем ли мы найти ее за три луны?
- Успеем… - Глаза женщины внезапно вспыхнули, она выпрямилась. – Успеем.

Оливия кралась по длинному темному коридору. Сотни дверей, как в гостинице, тянулись по обеим сторонам. Она открывала их одну за другой, ища что-то очень важное. Но пока что попытки ее не увенчались успехом. Наконец девушка замерла перед дверью, на первый взгляд, ничем не отличавшуюся от остальных. Но она твердо была уверена: здесь, за этой дверью, она найдет то, что ищет. Не успели ее пальцы сомкнуться на полированной ручке, как чье-то холодное дыхание обожгло ей шею. Приторно-сладкая вонь разлагающейся плоти окутала Оливию со всех сторон. А на двери из ниоткуда материализовалась пара огненно-красных глаз. Девушка застыла, чувствуя, как бешено колотится сердце. Глаза внезапно ожили и моргнули. Оливия завизжала от ужаса и отвращения и… Проснулась.
- Ффууу… Приснится же такое… - С облегченным вздохом Оливия выбралась из постели и подошла к окну. Солнце уже давно встало и заливало улицу золотым светом. – Суббота. Сегодня в Центральном Парке будет большой пикник… Надеюсь, Джеффри заедет за мной, как и обещал.
Она бросила быстрый взгляд на часы и, подхватившись, помчалась в душ. Снимая с себя ночную рубашку, она обнаружила на воротнике странное серо-зеленое пятно, очень неприятное на вид. В сознании немедленно возник длинный коридор и сияющие красные глаза. Проведя по пятну пальцем, Оливия брезгливо сморщилась и торопливо швырнула рубашку в корзину с грязным бельем. Прохладный душ немного освежил и успокоил растрепанные нервы, и уже за чашкой кофе, просматривая утренние газеты, Оливия совсем успокоилась.

- Где она сейчас?
- Я… Не вижу… Артур, я же… Я совсем недавно научилась пользоваться этой штуковиной… Она меня плохо слу… - Звонкая пощечина оборвала робкий лепет худощавой женщины, напряженно вглядывающейся в серебристо-голубой стеклянный шар. Еще удар – женщина рухнула со стула на каменный пол. Над ней склонился высокий мужчина, его красивое лицо гримаса злобы.
- Сколько раз тебе повторять, сука?! Не смей называть Всевидящее Око «штуковиной»! Ты – жалкая тварь, низкое существо! Удивляюсь, почему Хозяин допустил тебя к себе. Будь я на его месте, Сара, я бы придушил тебя, не задумываясь. Очевидно, он не сделал этого из жалости к такой старой б…, как ты!
Сара, дрожа, подтянула колени к груди и беспомощно оглянулась в угол комнаты. Там, в тени, стояло большое кожаное кресло. На спинке кресла дремала огромная летучая мышь. Услышав злобное шипение Артура, мышь распахнула широкие крылья и с тихим шелестом слетела к Саре, съежившейся у ног мужчины. Едва ее лапы коснулись пола, летучая мышь стала стремительно увеличиваться в размерах. Кожистые крылья обмякли и опустились вниз, став длинным плащом, обернутым вокруг стройной девичьей фигуры. Лицо скрывал низко надвинутый капюшон. Девушка подняла руку с длинными тонкими пальцами и откинула ткань с головы. Длинные черные волосы рассыпались по плечам, карие глаза скользнули по Саре и остановились на Артуре. Тот скривился:
- Умоляю, Джул… Не вмешивайся!
- Я просила не поднимать на нее руку. – Тихо начала девушка, делая шаг вперед. Теперь она стояла между Сарой и Артуром.
- Она – всего лишь жалкая тварь, не достойная жизни. Не понимаю, как она вообще попала к нам?!.
- А вот это не твое дело, Артур! Делай свою работу, а с членами секты Он разберется сам. Сейчас ты должен следить за девчонкой, у нас осталось мало времени. Выполняй.
Девушка отвернулась от Артура, словно бы не замечая, как исказилось его лицо, наклонилась к Саре и тихо шепнула.
- Артур одержимый. Ему не терпится занять место поближе к Хозяину. Хотя, мне кажется, ближе уже и быть не может.
Сара кивнула:
- Он боится тебя, Джулия. Признаться, я тоже… - Брови Джулии приподнялись, и Сара торопливо продолжила: - Да-да, я тоже, но не так, как Артур. Его страх может дойти до того, что он… Ну ты понимаешь меня?
Джулия задумчиво кивнула:
- Более чем. Когда-то, много лет назад, я испытала нечто похожее, и тогда я… Ладно, хватит об этом! – резко оборвала она саму себя – Возвращайся к Оку, Сара, и ничего не бойся, а тем более Артура. Сосредоточься на том, что видишь.
Сара кивнула и направилась к столу. Путь ее лежал мимо Артура, нервно мерявшего шагами комнату. Когда ее худая фигура проскользнула мимо мужчины, тот сделал движение, словно собираясь схватить ее. Окрик Джулии заставил Артура вздрогнуть.
- Артур!!!
Он обернулся, его глаза горели ненавистью.
- Не смей. Ее. Трогать. – Джулия, внешне абсолютно спокойная, сделала шаг по направлению к столу. Артур не выдержал:
- Мне может приказывать только мой Повелитель! А если ты – его очередная шлюха, это не дает тебе права мной распоряжаться!
Джулия на мгновение остановилась, губы ее изогнулись в жутковатой улыбке.
- Как ты меня назвал?.. – голос ее, приторно-ласковый, не предвещал ничего хорошего. Сара у себя за столом втянула голову в плечи, но не оторвала взгляда от шара. Артур расхохотался.
- Ты слышала меня, Джул! Поэтому, думаю, повторять нет необходимости. У Хозяина были сотни девчонок, ты – одна из них, всего-навсего…
Холодные пальцы, сдавившие горло, помешали ему продолжить. Джулия, с силой сжав пальцы, наклонилась к нему. На красивом лице не дрогнул ни один мускул, но карие глаза злобно сузились, и, казалось, заиграли вспышками огня.
- Ублюдок… Да я тебе шею сверну и не дернусь. Ты, подонок, способен только на то, чтобы пускать в ход свой грязный язык. Клянусь, сейчас я отверну тебе башку, а потом вырву язык и подвешу над своим креслом.
- Джулия, дорогая… Оставь его – испачкаешься… - тяжелая дверь распахнулась, и в комнату неторопливым шагом вошел высокий мужчина, одетый легко, если не сказать небрежно, в потертые джинсы, подпоясанную ремнем куртку и запыленные ковбойские сапоги. Джулия замерла, перевела взгляд на исказившееся от страха лицо Артура и с видимым отвращением отшвырнула его от себя:
- Лорд Ксандр…
- Что вы опять не поделили? – перебил ее вошедший, подходя к креслу. Лениво развалился в нем, протянул к девушке руку. – Подойди.
Джулия не шелохнулась, глаза ее вспыхнули.
- О, я всего лишь хотела украсить стену в своей комнате. Думаю, язык этого ублюдка неплохо вписался бы в интерьер.
- Брось… - Ксандр поморщился. – Потом придется каждый день комнату проветривать. – Он, все так же неторопливо, поднялся с кресла и, перешагнув через Артура, подобострастно скрючившегося у его ног, подошел к Саре.
- Как там? Видишь что-нибудь?
- Да, Хозяин… - Сара напряженно вглядывалась в кристалл. Ее изможденное лицо, залитое мягким светом шара, было теперь очень красивым. Казалось, она помолодела лет на двадцать. Голубые глаза широко раскрылись, словно впитывая сияние Ока. – Она у себя дома. Я… Я ее чувствую… - Удивленно сообщила она и подняла глаза на Ксандра. Тот рассеянно кивнул:
- Очень хорошо. Ты молодец. Продолжай. – И направился к Джулии, неподвижно стоявшей у окна. Сара проводила ее взглядом. Лицо ее в скудном свете масляных факелов опять осунулось и постарело. Джулия бросила на нее короткий взгляд и вздохнула. Сара отвернулась и снова наклонилась к кристаллу.
- Ксандр… - Джулия в отчаянии повернулась к Лорду. – Я не могу на это смотреть. Почему именно Сара?
- О чем ты? – удивился Ксандр. – Ах, Сара… Ты об этом… Ну… Понимаешь… - Юноша взял руки Джулии в свои. – Как бы тебе объяснить. Это ее Предназначение. Ка. Никто, кроме нее, не умеет так же хорошо видеть. У нее с Всевидящим Оком словно настроена связь. И связь эта очень сильна.
- Черный пес ка… - Пробормотала Джулия. – Но кристалл забирает у нее всю жизнь, он высасывает из нее все соки! Неужели ты не видишь?!
- Вижу, любовь моя… И, поверь, мне, как и тебе, не все равно. Но я ничего не могу поделать. Кристалл забирает ее жизнь, молодость, но взамен дает способность читать мысли, даже на расстоянии. И он дает ей бессмертие.
- Бессмертие… Не думаю, что это такой уж великий дар. – Заметила Джулия. Ее оборвал резкий вскрик Сары6
- Хозяин! С ней творится что-то странное! Я не понимаю…
Ксандр резко обернулся, быстрым шагом подошел к Саре:
- Что с ней? Она что-то чувствует?
- Да… Но я не могу понять – что.
- Попробуй описать это чувство. – Предложила Джулия
Сара подняла на нее глаза:
- Как?
- Словами. – Джулия слегка пожала плечами. – Попытайся.
- Хорошо. Я… Попробую… - Сара на мгновение закрыла глаза. – Она… Она счастлива. Она… Как будто летает. Как будто у нее выросли крылья. Это чувство… От нее исходит энергия. Много энергии.
- Она влюбилась. – Констатировала Джулия. Ксандр передернул плечами:
- Лучше нам поспешить.

Подхватывайте тему, развивайте креатифф. Может быть, все вместе создадим что-нибудь гениальное, в духе Стивена Кинга))Помогу: по задумке, сюжет рассказа вертится вокруг сатанистов.
 
 
Current Mood: creative
Current Music: Lacrimosa - [Shackal]
 
 
 
11 August 2005 @ 01:36 am
Ситуация критическая, будем исправлять)))

Развивай тему!

А знаешь, не каждый может заметить в простых вещах что-то особенное. А о чем вы подумаете видя, как переплетаются под кожей на руках вены? Зачем их резать?! Только чтобы увидеть, почувствовать вкус крови и приближение чего-то потустороннего... Тонкие запястья. Бинты. лезвия- да разве это готика??? Не стоит портить себе жизнь. Есть много других вещей, которые могут вдохновлять на подвиги и не только...
 
 
14 July 2005 @ 01:12 am
Похоже, сообщество на грани закрытия... Во избежание сего надо срочно что-то придумывать... Все, кто может, HELP!!
 
 
Current Mood: depresseddepressed
Current Music: 69 Eyes - [Lost boys]
 
 
 
22 June 2005 @ 12:31 am
Капля крови упала на снег,
Моментально захлопнулись веки.
Ты уже не замедлишь свой бег,
Уходя, лишь махнешь на рассвете...
Будем вечно тебя вспоминать,
У иконы тихонько молиться,
Может быть, кому-то из нас
Ты сегодня сумеешь присниться...
Я одна на распутье дорог,
Мне уже никто не поможет.
Знал один об этом наш Бог,
То, что ты нам была всех дороже.
Но сейчас не стало тебя,
Что же делать теперь мне, что же?!
Сквозь туман пробирается свет,
Словно узник сырой темницы.
Я устала, мне хочется спать,
Тяжелеют от слез ресницы.
Где-то там, на стыке миров,
Затираются все границы.
Мы с тобою встретимся вновь,
Я увижу тебя, сестрица!
И старуха - несчастная мать,
Неустанно будет креститься.
Может стоит ее пожалеть,
Белокрылой явиться птицей?
Догарает лучины свет,
Ты ушла, с этим надо смириться.
Мы приходим на этот свет, чтоб покинуть его
И вновь родиться...
 
 
 
17 June 2005 @ 02:10 pm
Воины Конца Света
Я отошла в сторону, села на нагретый солнцем камень и огляделась. Тяжелый вздох против воли вырвался из груди. На мгновение прикрыв глаза, я подняла забрызганное кровью лицо к небу, стараясь не обращать внимания на вопли раненных, безжалостно добиваемых Воинами. Хотелось пить, есть и спать. Но нельзя. Мы ещё не завершили свою Миссию. Солнечные лучи пробежали по опущенным векам. Я тряхнула головой и опустила взгляд. Блики весело играли на окровавленной стали меча. Оружие словно улыбалось. Радовалось. Да, сегодня мой меч собрал неплохой урожай. Очередной лагерь Отступников уничтожен, стёрт с лица земли. И поделом. Один из солдат подошёл ко мне и почтительно опустился на одно колено.
– Сестра, мы закончили. Живых почти не осталось.
– Молодцы. Хорошая работа. Когда мы вернёмся домой, я вас награжу.
– Сестра желает что-то в качестве трофея? Доставить?..
– Живого.
Солдат склонил голову, отошёл и вскоре вернулся, волоча за собой по выжженной беспощадным солнцем земле одного из отступников. Судя по одежде – ремесленник, из небогатой семьи. На вид лет тридцать – тридцать пять. Одной рукой человек зажимал глубокую рану на бедре, другой руки не было. Пустой рукав, когда-то аккуратно пришпиленный булавкой к плечу, теперь колыхался под слабыми дуновениями горячего ветра. Голубые глаза несчастного уставились на меня с нескрываемой мольбой и страхом. Я махнула солдату рукой.
– Иди. Седлайте коней.
Солдат швырнул раненого мне под ноги, как мешок картошки, и удалился. Я неторопливо обошла пленного, на ходу вытирая меч пучком сухой травы. Отступник следил за мной расширенными от страха глазами. Но, кроме страха, я заметила в его глазах слабые промельки надежды. А на самом дне чёрных-пречёрных зрачков – ещё кое-что, заинтересовавшее меня гораздо больше. Ненависть. Жгучую, всепоглощающую ненависть. Готова поспорить, если бы не Воины, сновавшие повсюду, и не слабость, этот жалкий червяк с радостью задушил бы меня.
– Ты нас боишься.
– Я не боюсь вас! Вы – бессердечные существа, вы нелюди! Наш народ никогда не будет вас бояться!.. – В звенящем голосе пленного было столько пыла, патетики, истерических ноток, столько дрожи, что я поняла: боится.
– Вы нас боитесь. Боитесь и ненавидите.
– Да! Ненавидим! И однажды отомстим!
– Вы жалкие твари. Вы слишком забиты и напуганы, чтобы поднимать на нас руку.
– Наступит день, и вы пожалеете о своих деяниях! Мы заставим вас держать ответ за свои преступления!
Впервые за время нашей беседы я расхохоталась
– Вы?! Да Конец света наступит скорее, чем вы решитесь!
– Конец Света уже наступил – с вашим приходом… – Тихо, но неожиданно твёрдо сказал ремесленник. – Зачем вы убиваете? Я много слышал о вас. Вы не работаете ни на одну из Верховных Организаций. Вам не платят за ваши преступления. Кто вы? Откуда вы? Для чего вы всё это делаете?
Я опустилась на землю рядом с мужчиной. Терять было нечего. Он почти мертвец.
– Ты всё равно умрешь. Даже если я тебя – вдруг! – пощажу, тебя разорвут на части они. – Я кивнула в сторону группы солдат, неторопливо подготавливающихся к дороге. – Поэтому я скажу тебе. Мы, как это ни парадоксально, Воины Конца Света. Конец света наступает везде, где мы появляемся.
– Это я заметил. – С сарказмом вставил раненный, но, бросив взгляд на мой меч, который я продолжала машинально вертеть в руках, осёкся. Я сделала вид, что не расслышала. – Ну а для чего все эти убийства? Зачем вы убиваете?
–Мы созданы, чтобы убивать. Это наше призвание. Кровь дает нам силу.
– Кто вас создал?
– Великая Матерь. Она породила нас после Великой Битвы Племён. Сотни лет прошло с тех пор, мы все продолжаем бродить по Землям, сея всюду смерть и разрушения.
– Великая Матерь?
– Родоначальница всех племён. В том числе и тех, откуда вы пришли.
– И все эти сто лет вы путешествовали?
– Да. Наша жизнь – странствия и убийства. И повсюду нас сопровождает Хаос.
– Хаос? В каком смысле?
– Вот в каком. – Лезвие моего меча на секунду прижалось к горлу пленника. – Хаос заключен в этом мече. Владеть им могу только я.
– А если тебя убьют?
– Меня невозможно убить. Так же как и моих солдат. Мы непобедимы. А знаешь, в чём наша непобедимость?
– В чём же? В вашем оружии? Или в доспехах? Или в вашей силе духа?
– Нет, сила духа и снаряжение тут не при чём. Нам всё это не нужно. Мы превосходно можем обойтись без этого. Ладно… Учитывая твою скорую кончину, открою маленький секрет: мы бессмертны…
Глаза пленника медленно расширились, в них сквозило недоверие. Я подозвала одного из солдат. Того самого, который доставил мне этого ремесленника. С поклоном тот приблизился.
– Сестра?
– Покажи ему свои шрамы.
Привыкший всегда повиноваться, солдат покорно стянул через голову рубаху. Под загорелой кожей ходили тугие мускулы. Грудь пересекал широкий белый шрам. Чуть левее, у сердца, второй. Ещё один тонкой полосой тянулся по горлу. Я провела по нему пальцем.
– Смотри… Вот это ему оставили год назад, в одной их деревушек. Один ненормальный поработал, пока он спал. Подкрался тихонько и – раз! Едва голову не отсёк. Потом сам без головы остался. А вот тут ему пытались вырезать сердце. Не припомню, удалось ли им это?..
– Нет. – Солдат с явной гордостью покачал головой. – Сердце вырезали Фрэнку.
– А, ну да… Фрэнку. Точно-точно, вспомнила. Хорошо. Можешь идти.
Когда солдат ушел, я повернулась к пленнику.
– Ну, что? Я тебя убедила?
– У тебя тоже есть шрамы?
Я пару минут смотрела вдаль сквозь полуопущенные ресницы, припоминая.
– Однажды в селении Отступников какие-то неотёсанные болваны пытались перерезать мне вены. Меня вешали, топили, сбрасывали с крыши колокольни. И, как видишь, я цела и невредима. – Я усмехнулась. Пытаясь выжать из головы странное чувство, ощущение deja-vu. Как будто все это было со мной когда-то давно, в другом мире, в другой жизни… Похоже, пленник это заметил.
– Ты не из нашего мира. – Уверенно заявил он. – Не знаю, откуда ты, но не из нашего мира, это точно!
– С чего ты взял? – Лениво поинтересовалась я только для того, чтобы поддержать разговор и оттянуть время смерти этого несчастного. Не хотелось терять интересного собеседника.
– Сам не знаю… Просто уверен. У тебя взгляд не такой, как у остальных Воинов.
– Чепуха! Я – Воин Конца Света, и ты это знаешь! – Его слова настолько меня возмутили, что я вскочила.
– Нет. – Глядя на меня снизу вверх, ремесленник покачал головой. – Ты не отсюда. Тебе лучше вернуться назад. Я сомневался, но теперь точно уверен – ты не Воин. Ты откуда-то из другой реальности. И знаешь… Я понял ещё кое-что… А этот мир – твоё творение. Отступники, Пустыня, Великая Матерь, солдаты, ваше бессмертие – это всё ты создала сама. Таков мир в твоем сознании. Ты стоишь над всем этим миром, над его несовершенством и величием. Ты…
– Довольно!!! Замолчи!!! Это – мой мир, и я в нём живу!!! Только здесь и нигде больше! Никаких «других миров» не существует! Только этот!!! Всё. Мне надоела твоя пустая болтовня. Пора кончать с этим.
Голубые глаза пленника сверкнули, когда в них отразился клинок Хаоса, и остановились.
– Сестра?
– Едем.
– Ваш трофей? Повезете сами?
– Да, я повезу его сама. Поехали!
И началась бешеная скачка по обожжённым землям, под палящим солнцем, в Никуда. На сбор очередной кровавой жатвы. Отрезанная голова ремесленника, висящая на седле, смотрела в бесцветное небо расширенными глазами, словно хотела что-то…

***
– Тебе уже лучше?
– Как обычно.
– Ты ела?
– Я не голодна.
– … А… Ну ладно… Как тебе там?
– Отвратительно. Кормят хреново. На окнах решётки. Всё убрали. Ничего нельзя. Отвратительно.
– Ты пьёшь таблетки?
– Дерьмовые таблетки? Пью, конечно. Я не могу их не пить. Если не буду их принимать, врач начнет запихивать их в меня силой.
– За тобой присматривают?
– Ха! «Присматривают»! Да они меня пасут, как золоторунного барана!!! Лишнего шага ступить не дают!
– Это хорошо…
– Какого хрена?!!! Хорошо?!!! Я ничего не могу!!!
– Именно это и хорошо. Теперь ты не будешь постоянно пытаться покончить с собой. Ты пыталась вскрыть вены, повеситься, утопиться, выброситься из окна. Мы тебя ещё как-то спасали. Но мы же не можем следить за тобой постоянно. Самоубийцы такие люди… Если уж решили, то рано или поздно своего добьются. А нам это не надо.
– Что станется с одной смерти… Жизнь идет по кругу: человек рождается – человек умирает, человек рождается – человек умирает… Каждый день, каждую секунду на Земле рождаются миллионы людей. От одной смерти вселенской катастрофы не случится.
– Случится. Это с миром, может, и не случится, но мы…
– Извини, мне пора принимать лекарство.
Трубка тихо легла на рычаг. Врач, во время разговора стоявший за моей спиной, крепко взял меня за локоть и повёл в палату. Дверь захлопнулась, отрезав меня от всего мира. Чёрт… Опять эта кровать, эти стены, эти зарешёченные окна… Я села на подоконник и устало закрыла глаза. Хочу туда… Хочу в мой мир. Мой, который я сама создала. Построила в своей голове. Пустыня, жаркое палящее солнце и кровавые побоища. Хочу туда… Отпустите меня.

Вот нашла картинку исчо. Примерно к рассказу подходит, тока крылья... Хехе... Отрезать надо =)
 
 
 
06 June 2005 @ 08:21 pm
Глава 1 Вампир
Душный воздух давил на город. Где-то высоко орали воробьи. Тепла я не чувствую. Давно уже. Иду, спрятав руки в карманы. Глаз можно не открывать, даже сквозь опущенные веки я идеально вижу. В этой заразе есть свои плюсы. Минусов, конечно же, намного больше. Когда был последний приступ?.. В восемь утра. Перевела взгляд на часы. Одиннадцать пятьдесят семь. В последнее время они участились, но чаще раза в день не было. Так что сутки могу жить спокой… Чёрт!!!
Все тело свело судорогой. На лице выступили капельки пота. Нет, только не здесь и не сейчас! На виду у людей? Я с трудом выпрямилась, огляделась. Как в тумане, разглядела тёмный переулочек между домами. Пулей метнулась туда. Там упала на колени, сжимая ладонями виски. Началась последняя стадия. Болезнь завершила своё развитие. Это было начало конца.
Куртка с треском разорвалась, в голову словно впились миллионы иголок. Крепко стиснутые челюсти дрогнули и разжались. Зубы заломило, как после очень холодного мороженого. Пальцы как будто выкручивал кто-то невидимый. Приступ закончился так же внезапно, как и начался. С трудом я поднялась на ноги. Меня шатало из стороны в сторону. Перед глазами всё плыло. Голова кружилась. Я приложила руку ко лбу, провела по волосам. Замерла. Ещё раз ощупала голову. Пальцы ощутили странный нарост. Лихорадочно нашарила в кармане разорванной на части куртки зеркало, отгоняя рукой перышки и пушинки, кружащиеся перед глазами. Стоп! Откуда? Я медленно обернулась и зажала рот ладонью, сдерживая рвущийся наружу вопль. Два огромных белоснежных крыла мягко трепетали за спиной. Казалось, они жили своей жизнью, стряхивая с себя пыль и перья. Я протянула руку к крылу, лелея в душе слабую надежду, что всё это только сон. Но нет. Пальцы отчётливо ощутили нежную мягкость перьев. Я торопливо вытрясла из кармана зеркало и принялась внимательно изучать своё отражение. О, матерь божья! И это я?! Бледная, глаза горят… А это что?.. В волосах мелькнули… Рога?!! Самые настоящие, маленькие остренькие рожки… В ужасе я шагнула назад и едва не наступила на хвост. Хвост? Ну да, хвост… Совсем как у дьяволят из мультфильмов… Дьявол с ангельскими крыльями. Я было усмехнулась, но ощутила во рту странный дискомфорт. В зеркале отразились мои губы, а за ними… Так вот почему мои зубы так заболели! Боковые верхние клыки удлинились и заострились. Когда рот закрыт, их видно не было. Но стоило мне улыбнуться… Как у вампира… Хм… Я всегда твердила, что быть вампиром это здорово… Губы раздвинулись в злобной усмешке. Что ж, вот тебе и шанс узнать, права ли ты…

Глава 2 Охотник
Пи-и-ип! Пи-и-ип! Пи-и-ип!
Ооо! Ненавижу этот звук! Я только что пришла! Я устала! Я хочу спать! Какого чёрта? Продолжая мысленно ругаться, я потянулась, руки ухватили датчик. На экранчике мелькала красная точка. Новый? Так скоро? Я совсем недавно покончила с одним из них. М-да… Предупреждали же меня, что охотник на вампиров – работка не из лёгких. Ни сна, ни отдыха измученной душе… О-хо-хо-хо-хо… Жизнь моя жестянка… Я отработанным движением бросила в рюкзак осиновые колья, застегнула куртку. На улице уже стемнело. Нужно было торопиться – красная точка на экране начала стремительно передвигаться. Логично. Вампир, особенно новый, не будет долго сидеть сложа руки. Вернее, челюсти. Без крови ему никуда… Не теряя ни секунды, я вскочила в седло мотоцикла и с места взяла третью скорость. Новый глушитель работал отменно – я летела по улице, как на крыльях, только песок шуршал под колёсами. Привычно, как всегда перед операцией, нащупала на шее серебряную цепочку с крестом, сжала её в ладони. Красная точка на дисплее увеличилась и пульсировала, как венозная кровь. Я уже близко. Из-за угла послышался короткий вскрик, но тут же оборвался. Да, я вовремя!

Глава 3 Вампир
Вампир, вампир… Да, я вампир! И потребности теперь у меня соответствующие! Не успела я опомниться, как поднялась в воздух, крылья мерно заработали. Вверх-вниз, вверх-вниз… Летала я, как ходила – спокойно и без всяких проблем, как будто занималась этим с детства. А куда, собственно, я направилась? Интересно… Часть меня продолжала жить жизнью обычного человека, со здоровым недоумением относящаяся к перевоплощению. Другая часть целеустремленно летела куда-то. Внезапно я ощутила в воздухе тонкий, как волос, аромат. Пахло чем-то знакомым. Вампирья часть моментально определила, что это за запах и откуда он доносится. Человеческая половина сопротивлялась, впрочем, слабо. Я с налету нырнула в щель между крышами домов. Девушка лет двадцати, постукивая каблучками, пробиралась между мусорными баками, стараясь держаться поближе к стене. Не успела она сообразить, в чём дело, как была схвачена. Единственное, на что у жертвы хватило времени – это закричать. Впрочем, я моментально зажала ей рот ладонью. Девушка захлебнулась собственным криком и уставилась на меня расширенными от ужаса глазами. Я ухмыльнулась и впилась зубами в тонкую шею. Тёплая, пульсирующая жизнью кровь забилась в горле, стекая по губам. Тело девушки становилось всё слабее и слабее, в то время как я, наоборот, словно наполнялась силой. Чья-то тень накрыла меня.
– Не двигайся!

Глава 4 Охотник
Хм.… И кто же это? Ангел? Или всё-таки вампир?.. Первое, что я увидела, забежав в подворотню, была пара огромных белоснежных крыльев. И две фигуры, казалось, слившиеся в поцелуе. Девушка – жертва уже даже не билась, вампир выпил почти всю её кровь. Потом я заметила и самого вампира… Вампиршу. Она метнула на меня полный злобы взгляд золотисто-карих глаз. Её лицо показалось мне знакомым. Впрочем, размышлять было некогда – исчадие ада ринулось на меня, шипя от гнева. Острые когти нацелились мне в глаза, я едва увернулась. Куртка с треском порвалась, эта тварь ухитрилась зацепить меня. Я потянулась было к рюкзаку, но нечеловеческая сила отшвырнула меня к стене. Рюкзак отлетел в сторону, колья со стуком высыпались на асфальт. К счастью, вампирша не обратила на них внимания. Тень от её крыльев нависла надо мной, крепкие острые зубы обнажились в злобной ухмылке. Последняя надежда была на серебряный крестик на моей шее. Сорвав с шеи распятие, я повернула его к огромным глазам кровопийцы. Та пару секунд недоумённо разглядывала кусочек серебра в моей руке, потом, запрокинув голову, стала хохотать. Мне всё стало ясно. Получеловек – полувампир, которой нипочём серебро, кресты, чеснок, дневной свет и святая вода. Только осиновый кол в сердце поможет раз и навсегда стереть её с лица земли. Но к чему крылья? Воспользовавшись тем, что вампирша ненадолго отвлеклась, продолжая смеяться, я молнией метнулась к кольям, беспорядочно валявшимся на дороге. Но она меня опередила. Цепкие пальцы ухватили меня за лодыжку с такой силой, что я едва не взвыла. Вампирша подняла меня в воздух и легко, как котёнка, швырнула в стену. В глазах потемнело, когда я восстановила равновесие, упыриха уже стояла передо мной наготове, оскалившись. Не раздумывая, я, как меня учили, резко выбросила левую ногу вверх. Кровопийца взвыла и отшатнулась, держась обеими руками за челюсть. Я знала, что ничего ей не повредила – этих существ такими приёмчиками не возьмёшь – но это хотя бы давало мне возможность выиграть пару секунд. Я рванулась в сторону. Пальцы сомкнулись на одном из колышков. Вампирша с горящими глазами развернулась ко мне, ухватила холодными пальцами за шею, сдавила и подняла в воздух. Слабый свет от фонаря упал на её лицо, и я замерла, затаив дыхание. А удивляться было чему…
– Ты?!!
Передо мной, глаза в глаза, стояла моя лучшая подруга и с равнодушием, таким же холодным, как и её руки, сжимала мою шею всё крепче и крепче. Перед глазами пронеслись кадры – вот мы, первоклассницы, сидим за одной партой, вот мы вместе на выпускном балу, с лентами через плечо. Вот мы – студентки одного факультета, пьём пиво в парке. Двадцать лет…
– Ты… Как ты могла?... – Слова давались с трудом. Я не знала, что делать. – Я не могу…
Но тут все образы закрыло собой лицо моего инструктора. Надёжного, доброго человека, в последние шесть лет ставшего мне практически отцом.
– Ты охотник. Лучший из двенадцати. Твой долг – защитить человечество от этой напасти. Закрой врата в ад, убей её. На твоей работе не место жалким сантиментам. Никаких чувств и эмоций. Никакой жалости к врагам, кем бы они ни были. Один вампир через короткое время станет сотней ему подобных. Не думай ни о чём. Просто бей.
На глаза навернулись слёзы, я подняла голову и уперлась взглядом прямо в вертикальные зрачки той, которая ещё вчера была частью меня, была моей половинкой. Той, которая понимала с полуслова и полувзгляда.
– Прости меня…
Осиновый кол вонзился, как всегда, точно в сердце. Я – Охотник. Я никогда не промахиваюсь… Глаза вампирши расширились, в них ясно читалась одна мысль: «Этого не должно было случиться!» Ещё мгновение она держала меня за горло, потом пальцы разжались. Я рухнула на асфальт и снизу вверх смотрела, как растворяются в воздухе огромные крылья, хвост и рожки. Миг – и рядом со мной на землю свалилась моя подруга. В своём обычном, человеческом образе. Я подняла её голову, прислонила к колену. Её веки дрогнули, глаза распахнулись. Некоторое время она смотрела на меня, потом губы приоткрылись, до меня донёсся её тихий, как дуновение ветерка, умирающий шепот:
– Так это ты – Охотник?
– Да… – Кивнула я, едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. Но – никаких эмоций, никаких чувств!
Она замолчала. Глаза закрылись. Я уже хотела подняться, как ресницы её снова взметнулись вверх. Губы дрогнули, по ним скользнула улыбка.
– Спасибо… – После чего веки опустились и уже не поднимались. Я встала и собрала колышки в рюкзак. Восходящее солнце окрасило крыши в нежно-розовый цвет. Под ногами что-то блеснуло. Я наклонилась и подняла свой крестик. Поднесла его к шее, но остановилась. Наклонилась, застегнула цепочку на шее мёртвой. Не выдержав, коснулась рукой пальцев, уже начавших коченеть, крепко сжала их в ладони и, глядя на неё, постаралась запомнить навсегда.
Теплый асфальт шелестел под колёсами, и в этом шелесте мне слышался её голос. А в ярко-голубом, как мои глаза, небе, летела большая белая птица. С победным криком она взмахивала крыльями, кувыркалась в прозрачном воздухе, наслаждалась свободой. И, глядя на эту птицу, мне хотелось смеяться и плакать, жить и умереть одновременно.



Концовка №2
– Спасибо… – После чего веки опустились и уже не поднимались. Я встала и собрала колышки в рюкзак. Восходящее солнце окрасило крыши в нежно-розовый цвет. Под курткой в кобуре был – на всякий случай – пистолет. Холодное дуло коснулось виска. Я перевела взгляд на подругу, лежащую у моих ног с дырой в груди.
– Я иду…
Одиночный выстрел прогремел в сонной тишине. Многочисленные воробьи, беспечно наслаждавшиеся жизнью на крышах домов, испуганно метнулись врассыпную. Я – Охотник. Я никогда не промахиваюсь.
 
 
Current Mood: depresseddepressed
Current Music: 69 Eyes "Sisters Of Charity"