Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

edge
  • dphq

ещё про высшее образование

Александр Данковский

В бытность мою студентом однокурсник-ливанец рассказал мне о соотечественнике, который окончил в СССР химфак, потом защитил кандидатскую диссертацию, вернулся на родину — и открыл ресторанчик. А регалии повесил над стойкой. «Зачем же было столько учиться?» — спрашивали его недоумевающие соплеменники, тоже получавшие образование в Союзе. Ответ был таков: «Если бы я просто открыл ресторан, ко мне обращались бы так: ”Эй, ты, пива!” А так говорят: ”Доктор, пива, пожалуйста”».

Тогда среди нас, студентов-девяностиков, бытовала шутка: диплом нужен, чтобы повесить его на стену. И из пятнадцати физиков-теоретиков, учившихся в моей группе, наукой занялись только два или три человека. А прочие стали программистами, руководителями компаний, преподавателями экономики… Или редакторами, как ваш покорный слуга.

Когда меня впервые принимали на должность журналиста, работодатель не интересовался, какая специальность фигурирует в моем дипломе с отличием. Лишь бы была «вышка».

Позже, когда уже я нанимал на работу сотрудников, меня и само наличие диплома не слишком интересовало. Ибо практика показала: некоторые выпускники журфака совершенно не умеют писать, зато неплохие журналисты получаются из бывших инженеров-механиков, геологов и даже пожарных. Лишь бы человек умел работать с информацией, логически мыслить и облекать мысли в слова. При этом даже толковых, вроде бы умеющих всё это делать студентов факультета журналистики приходилось доучивать и «затачивать».

То, что происходит с нашим высшим образованием — безумно огорчает. Наши физики в начале 90-х стали массово кататься по миру (в основном, зарабатывая деньги лекциями в разных странах). О своих западных коллегах они рассказывали следующее: «Одни задачи они решают гораздо лучше, чем мы. Зато мы другие можем решить с помощью ”молотка, зубила и какой-то матери” им на удивление. У нас слишком разные школы, поэтому мы — очень жесткие конкуренты». То же говорили и наши программисты, и наши математики. Это конкурентное преимущество страна стремительно теряет, пытаясь скопировать абстрактную «западную систему образования». А копия редко бывает лучше оригинала.

Может быть, именно поэтому Болонский процесс некоторые нынешние студенты обзывают «болванским». И некоторые вузовские преподаватели тоже.

А отдельные люди, занимающиеся бизнес-обучением, считают, что высшее образование вовсе изжило себя как форма. По их словам, в сверхбыстро меняющемся мире схема «за пять лет получил ”инъекцию знаний” — и на всю жизнь хватит» уже не работает. И правильнее было бы выстраивать карьеру молодого человека следующим образом. После получения базового образования (школьного или чуть выше) — выход на пару лет в «большой мир», поиск себя, попытка посмотреть изнутри на ту стезю, которая со стороны казалась привлекательной: медицину, инжиниринг, юриспруденцию и т. д. Потом, если выбор профессии сделан осознанно, — обучение в течение двух-трех лет. Снова работа. При необходимости — опять обучение в течение года-двух…

Правда, внедрению этой схемы мешает множество факторов — от социальных до физиологических (в молодости новые знания усваиваются гораздо быстрее и проще, чем в зрелом возрасте). Возможно, двухступенчатая система «бакалавр—магистр» — первый шаг в этом направлении.