Tags: 21

Art

Эпизод 21.

- У себя? – спросил Андрей Анатольевич Завадский так, будто только вчера вышел из кабинета директора после очередного совещания, а сегодня вернулся уточнить возникшие за ночь вопросы.
- Да, - пролепетала секретарша, поднимаясь навстречу этому до черноты загорелому незнакомцу в странном, шокирующем одеянии из грубой серой ткани. Кивнув, тот распахнул створки дверей кабинета. Ремни его сандалий еще хранили песок пустыни. Он осыпался прямо на чисто-белый мраморный пол. Распахнутыми от удивления глазами девушка проследила едва заметную песчаную пыль, тонкой дорожкой пролегшую через всю приемную, и подняла глаза на Макса.
- Всё в порядке, - поспешил заверить тот, лишь сейчас начиная осознавать, куда может завести их спешка. – Людочка, всё хорошо, - Макс задержался еще на секунду, но Люда знала его достаточно, чтобы просто поверить на слово. Она опустилась на место и даже улыбнулась, чуть вскинув бровь. «Ой, как интересно, Максик!» читалось в её взгляде. Макс ухмыльнулся, надеясь, что его ухмылка будет расценена верно, и моля всех богов, чтобы объяснения с секретаршей шефа было единственным предстоящим ему объяснением.
- Повторяю, потрудитесь представиться! – рявкнул директор института, Владимир Николаевич Мельников, едва Макс закрыл за собой дверь в кабинет.
- Вовка, не дури! Мой сын… да что там сын, Тристар, весь Тристар в опасности!
- Владимир Николаевич, - робко вставил Макс.
- А! Максимилиан! Вас-то мне и надо! Объясните, молодой человек, почему вдруг федеральные агенты врываются в мой кабинет, предъявляют обвинения в халатности, изымают данные и опечатывают отдел «Снов Путешествий»? – грузная туша поднималась, упираясь в столешницу пудовыми кулаками. Бычья шея в расстегнутом воротнике белой сорочки побагровела, а лицо стало почти синим. – Вашу фамилию они называли не раз! Вашу, и Кирилла Завадского, допуск которого к материалам отдела осуществлялся под вашей личной ответственностью. Теперь мальчик в коме, а институту выдвигают очень неприятные претензии. Что вы на это скажете?
- Пойдем отсюда, Максимилиан, - вмешался вдруг побледневший Андрей, избавив Макса от необходимости отвечать.
- Куда это вы собрались? – рука директора нырнула под стол, нажимая кнопку вызова охраны, - вы думаете, что так вот просто можете ворваться в кабинет ответственного лица, выдвигать ему какие-то требования, а потом развернуться и уйти, не попрощавшись?
Макс тоже сошел с лица, увидев, как в распахнувшиеся двери входят уже знакомые по Кировой квартире агенты.

- С риском для жизни, под временными опорами… Вы хоть знаете, что на восстановление туннелей уйдет ещё неделя как минимум?! – Ингвар, понуро сидевший в опустошенной мах-аммами комнате, вдруг взвился.
- Знаю, папаша, - устало ответил Ким, затягиваясь пожеванным огрызком сигары. Табарган расторопно зашивал шрам, изуродовавший шею наемника. Швы ложились широко и рвано.
- Дай сюда! – рявкнул Ингвар, вырывая кривую медицинскую иглу из неумелых пальцев. – Я добирался до города с риском для жизни. Мне нужен Андрей. Я хочу знать, - Ингвар клал стежок за стежком ровно, будто автомат, - я хочу знать, что за ребенка он отдал мне на воспитание тринадцать лет назад. Звезды свидетели, я любил её как собственную дочь… Где Андрей?!
- Говорю же, папаша, - измусоленный огрызок щелчком отправился в угол комнаты, - все ушли к ледникам. Андрей, и Кир, и твои девчонки. Жди. Обещали к утру назад. Дело тут у них какое-то.