Tags: 20

вот и я

Обсуждение

Я прочла ВСЕ, что мы написали. В предыдущем эпизоде предлагаю все-таки объединить Ди и Аассу, ибо эпизодом ранее все же это один и тот же чел.
Еще предлагаю когда Аасса в обличии мах-аммы - называть ее Аассой, а когда в обличии Ди - называть ее Ди. Чтоб не запутаться
Да, и еще момент: давайте все же исправим вот это предложение: "Но у каждого мира был свой резерв прорывов. И мир, в котором волей случая оказались Аасса, Кир и его отец, исчерпал свой резерв в момент появления в танке Макса". Макса заменим тут на Кира. Ибо Макс все же не попадал на Форал, он только в карту снов попал, и как-то глупо винить во все его)) Он никакого отношения не может иметь к прорывам.

Ну, и собственно, кидание тапками в мой эпизод
вот и я

Породила следующий эпизод

Андрей поднялся на ноги, огляделся. На больничной кровати лежал его сын, опутанный проводами. У входа кто-то валялся без сознания.
- Кирюх, все будет хорошо, - шепнул Андрей, проводя рукой по волосам мальчика. Подошел к незнакомцу, потряс его за плечо. Высокий лоб, короткая стрижка, римский нос – лицо казалось смутно знакомым.
- Максимилиан? Макс! – потряс Андрей сильнее.
Макс застонал и открыл глаза.
- Что? Кто? Откуда? – широко раскрытые глаза смотрели на Андрея.
- Оттуда. Что к Кириллом?
- Умирает… я хотел… войти в карту снов… за ним…
- О боги! И этот туда же! – вскинул руки Андрей. – Надеюсь, не входил еще?
- Не успел…
- И не входи, маххам тебя задери! – рявкнул Андрей. Макс непроизвольно втянул голову в плечи.
- Кто сейчас директор института?
- Ме-ме-мельников… - запинаясь ответил Максим.
- Володька? Он же ни черта не смыслит в этом! Ладно, веди меня к нему. И быстро. Надо срочно закрыть все пространственные переходы!
- Да, Андрей Николаевич, пойдемте.
Максим схватил рюкзак, кинул взгляд на Кирилла, и выскочил из комнаты. Замешкался на секунду – забыл где лифт, но взял себя в руки.

- Возвращаемся к псайхо! – рявкнула Ди.
Зара никак не могла привыкнуть к новому поведению сестры. Обычно тихая и молчаливая, обращающая внимание лишь на своего пушистика, Ди теперь была похожа на фурию. Никак не сочетались облик худой тринадцатилетней девочки с командным голосом. Зара поняла только, что ее сестра – не сестра, а дочь самой главной землежорки – и не знала, как к ней теперь относиться. Зара ненавидела и боялась землежорок, но любила сестру. «Отец», - потянулась мысленно девушка к Ингвару, - «помоги мне». «Я слышу тебя, дочь, что случилось?» «Наша Диана – не самом деле землежорка, она только что убила отца Кирилла, а сейчас хочет добить и его самого». «Ты уверена, дочка?» Зара помолчала.
- Быстрее, возвращаемся! Кирилл скоро умрет!
«Уверена», - ответила Зара. «Я скоро буду. И не один». «Жду», - вздохнула девушка с облегчением.

Ди выжимала из автомобиля все, что можно. Кирилл лежал без сознания, и мах-амма боялась, что он умрет раньше времени. Что произойдет тогда – неизвестно, но мах-амме уже осточертели эксперименты. Псайхо сказали, что мальчик должен уйти из этого мира на рассвете, сейчас же был только закат. Значит Аасса должна сделать все, что можно и нельзя, чтобы Кирилл пережил эту ночь. Что будет с ней самой, после этого – она старалась не думать, иначе становилось страшно. Она останется одна тут навсегда. Без Андрея. Аасса украдкой ото всех смахивала слезы, стараясь не вспоминать тепло его рук, его взгляд синих глаз, улыбку, предназначенную ей. Только ей.

ЗЫ. Сорри, что такой мелкий, но больше пока ничего в голову не лезет