Tags: 19

я
  • gezela

(no subject)

великий и могучий пост по кианию тапков(не очень хорошо помню весь текст,так что скажите,если я вдруг кого воскресила))))

Предложения(я напишу для себя,мне так проще:
---расширить эпизод. Я выбираю расширение второй и третей подчастей.
---авторская речь
---по сюжету три:
- Кирилл вроде бы чувствовал себя чем дальше, тем хуже. Своим ходом его, вероятно, к леднику не потащили бы. Если везли (в тексте наблюдается "в получасе езды"), то нигде не указано, на чём. Читателю остаётся догадываться.
- Откуда взялся стул на голове у Макса? Конечно, хороший задел следующим авторам, но мне от таких загадок становится неуютно. Будь моя очередь писать следующим - я бы протестовал против данного элемента.
- Полминуты с пурпурным старцем и тишина. Непонятно, почему замолк Андрей - что его остановило от дальнейших реплик, а Аассу от ответа? Если виной всему появление старца, то это не прописано ни привязкой ощущений героев, ни действиями старца.


ПЕРЕПИСАНО!!!
я
  • gezela

Эпизод 19. Ледник

Покуда шли распри и войны, планета, а точнее оба дубль-мира, жили своей неспешной жизнью. и им было решительно наплевать, к гибели скольки реальностей и народов приведет постепенное расслоение или стечение миров. Возможно они не обладали интеллектом и вовсе, а возможно были выше этого. Оставленный всеми ледник, вопреки догадкам и чаяньям не таял и не обрастал новыми элементами. Он оживал. Давным давно, до прихода людей, мах-аммамов и прочих цивилизаций, во вселенной были созданы силы, компенсирующие друг друга - на каждое действие есть противодействие, каждой твари - по паре и так далее. Но цивилизации прогрессировали, интеллект развивался и простейшая каждодневная истина была возведен в ряды законов и, как водится, упущена из виду. Придумывая умные объяснения и нормы, люди создали стройную теорию, согласно которой ледники являлись своего рода побочным эффектом проходов определенных индивидов. Однако, на деле все было куда прозаичней. Человечество, а в данный момент для вселенной все рассы и цивилизации вмещались в это понятие, создав межпространственные переходы, не учло, что материя имеет свойство рваться от любого проходящего из мира в мир, в зависимости от его личного энергетического потенциала реакция планет была видна либо практически неощутима. Тогда Мах-аммы придумали красивое название тем, кто создавал чуть больше проблем - они назвали таких особей Открывающими пути, имея достаточно большой потенциал, они могли дважды, а то и трижды порвать материю Вселенной, прежде чем исчерпывывали свою энергию. А в ответ Вселенная создала свое уникальное оружие по борьбе с прорывами. Изящные и прекрасные ледники. В местах проходов Собирались капельки энергии мира6 постепенно образуя кристаллическую массу. Кгда же Материя была "подлатана", ледники останавливали свой рост и замирали. Но у каждого мира был свой резерв прорывов. И мир, в котором волей случая оказались Аасса, Кир и его отец, исчерпал свой резерв в момент появления в танке Макса. Надо ж было такому случится, что активация защиты - Ледников - произошла как раз в миг, когда близ одного из них находился Кирилл. Ирония судьбы, иначе не скажешь.
Однако всего этого Мах-аммовская принцесса, инженер снов и его сын не знали.. И их путь лежал к ближайшему Леднику, столь неожиданно превратившемуся в прекрасное царство...

***
Аасса о чем-то недолго поговорила с псайхо и им выдали старый, потрепанный автомобиль. Больше всего он напоминал раритет из Национального Музея Транспорта Тристана, прямо как экземпляр "танк", любовно поставленный Киром на карту. К удивлению последнего Андрей радостно потер ладони и прыгнул за руль.
-Пап, ты что, уже ездил на таком... такой... штуке?
-Ну, сына, - чуть усмехнулся ученый, - в отличие от тебя, я тут уже добрый десяток лет, было время научится, как понимаешь. Ты лучше отдохни, нам ехать часа полтора-два.
Аасса уселась рядом с мальчиком на заднее сидение, Зара села рядом с водителем.
-Будешь за штурмана, -доверительно-таинственным шепотом поведал Андрей.
Девушка нервно хихикнула.
***

Еще с расстояния получаса езды было видно, что ледник преобразился, будто стягиваясь в одно целое, он стал выше, но сузился у основания. Больше всего он сейчас походил на чей-то прекрасный замок, расположенный на самой вершине горы. При приближении стали видны ажурные мосты, перекинувшиеся от горы к горе, барельефы на стенах и прямо на тропинках. Нежно зеленый лед украшал кромки отвесов, лазурно голубой, вплетающий всполохи золотого являл собой небольших птичек, стайками сидевших на опаловых деревьях. Алые цветы тонули в блестящем мареве мелких искр - толи насекомых, толи ледяных калибри.
Подъехав максимально близко к Леднику, Андрей съехал на широкое плато и заглушил мотор.
-Дальше пойдем пешком, мне как-то мостики не внушают уверенности. Могут обвалится под тонной веса машины... а еще и наш вес.
Все молча выгрузились. Как и в первый раз, никто не мерз, что было странно, но как-то уже по-домашнему привычно. Зара оглянулась вокруг и пристроилась сразу за Аассой. Первый шел Кирилл. Без единой кровинки в лице, он плотно сжал губы и шел вперед, мостик за мостиком, ступеньки за ступеньками, все выше и выше, было видно, что каждый шаг дается ему с трудом. За ним шагала Аасса. Затем девочки, замыкал шествие инженер.
-Боже, как прекрасно... - Только и смогла выдохнуть Аасса, остановившись на первой же ледяной поляне. Секунды маленькими каплями крови скользили по организму, время текло, но в то же время будто остановилось. Создавалась иллюзия всеобщего действия, хотя на самом деле ничего не происходило. Будто цветной лед запечатлел в себе еще одну картину "удивленные пришельцы".
-Кирилл, неужели ты не мог внести всего вот этого на свою карту снов? Неужели так трудно было проложить путь в такой рай? Неужели тебе нужно было вновь открывать портал в этот полный боли войны мир? - Вдруг Андрей взорвался, он кричал, срываясь на практически визг, обжигая легкие слишком большим количеством ледяного воздуха, вдруг ставшего непомерно холодным и чужим. Ярость, усталось, злость, скопившиеся за долгие годы, вдруг начали искать выход. Его слова разлетались по Леднику словно звонкая капель, утеряв всю бассистость тембра, разбиваясь о стены на мелодичные переливы. - А ты, ты, несносная девченка? Из-за тебя гибли сотни, десятки людей, мах-аммамов, ученые ломали головы, твой отец... - Андрей захлебнулся словами, даже закашлявшись от переполнившего его негодования. Но Зара, Аасса и Кир не слышали этого монолога. Словно и он и вовсе не был произнесен, остался лишь отчаянной, давно затаенной мыслью.
Все бы ничего, но все это время Кирилл смотрел на давешнего старца в пурпурном плаще. В руках у него все также был перламутровый посох, вот только ни постамента, ни беседки поблизости не было. Будто что-то изменилось, сломалось в мире и понимании Кирилла. Что-то забытое, потерянное клакотало на кромке сознания, норовя залить душу пониманием и ужасом. Пять секунд , может меньше, мальчик пытался встретится взглядом с ледяным старцем. Но не мог поймать его. Пространство будто сжалось вокруг, выдавливая из себя чужаков...
Зара крепко зажмурилась, Аасса пыталась украдкой скользнуть вперед, встать между Кириллом и старцем, защитить мальчика от чего-то, чего она сама не осознала еще, но все ее скольжение было лишь мыслью, желанием. Их будто приковало к громаде льда.
Прошло каких-то пол минуты пока все молчали, но тишина показалась вечностью.
Так же внезапно как началось, так все и закончилось. Старик прошептал всего одного слово "лишний", затем прижал палец к губам, поднял свой посох, с которого слетело несколько искр и исчез.
Воздух немножко помарил и снова стал прозрачным. Аасса наконец подбежала к Кириллу, как раз вовремя, чтобы его подхватить. Казалось, будто из мальчика разом вышел весь воздух, а с ним и жизнь, и без того ели теплившаяся в упрямом мальчишке.
-Андрей, помоги мне, кажется этот старик его совсем добил, он почти не дышит... Андрей, да скорей же, надо привести его в сознание! Андрей?.. - Она в нетерпении обернулась назад, но за ее спиной была только испуганная Зара. Инженер снов исчез. На том месте, где только что стоял отец мальчика, лишь шел легкий золотистый снег, наметая новый сугроб и закрывая им проход назад.

***

Макс несколько раз отправлял запросы на родную планету Аассы, в надежде выяснить хоть крупинки информации - где искать, как быть, есть ли надежда вернуть мальчика домой. Запросы были отклонены. Также как и запрос о возможности доступа к искину Аййе.
Он даже успел позвонить своему отцу - полковнику Военного Совета Тристана - но получил лишь пожелание держаться "от этого мах-аммаского идиотизма" как можно дальше. Судя по всему, дело приняло настолько серьезный оборот, что гражданских вежливо посылали вне зависимости от их семейных связей.
Что-то нужно было предпринять. Но вот что? Слздав в мозгу совершенно авантюрный план, содержащий похищение патрульного крейсера, прорыв на закрытую часть лабораторий и геройское спасение Кирилла в чужеродном мире, Макс решил напоследок увидеть все еще лежащего в коме друга. Так сказать - для воодушевления.
Побросав в рюкзак все необходимое, пару футболок, портативную аптечку, запас микрокапсул быстрого питания и парочку чистых карт снов, Макс погляделся в зеркало, глубоко вздохнул и вышел за дверь.
От его дома до госпиталя, в котором лежал Кир было не более десяти минут ходьбы, Макс дошел за семь. В коридоре он встретил главврача, который только развел руками - положительных изменений в состоянии Кирилла не наблюдалось; перебросился парой слов с милой девушкой-психологом, скучающей около кофейного аппарата в паре шагов от палаты Кира.
И успел как раз вовремя открыть дверь палаты, чтобы увидеть, как около кровати мальчика появилось чье-то тело. Появилось в самом прямом смысле - у Макса на секунду зарябило в глазах так, что он зажмурился, а когда он вновь смог видеть, перед ним уже кто-то лежал.
"Как и откуда?" - еще успело пронестись в мозгу Макса перед тем как тот рухнул на пол палаты - толи от переизбытка эмоций, толи как последствие странных золотых искр перед глазами.