Tags: Эпизод

Art

25 эпизод

Черная вспышка ослепила Кира, и он распахнул глаза, но вместо своей комнаты, где, тихо жужжа системой охлаждения, стоял созданный им иск-ин, а сложная паутина проводов опутывала кресло, соединяя в единое целое карту снов, его сознание и искусственный интеллект Аю, увидел вдруг высокий белый потолок в по-медицински пустой комнате. За окном, забранным решеткой, раскачивались ветви деревьев, с другой стороны попискивали датчики и бодро подпрыгивал его, Киров, пульс, а еще дальше, за прозрачной дверью, виднелся придремавший в низком кресле человек. На коленях его покоилась развернутая газета, и, увидев дату, набранную крупным шрифтом, Кир присвистнул.
Прошло три дня.
Collapse )
вот и я

24 часть

Ребят, извините, но, кажется, я только что написала завязку к еще одной повести)))) которую есть смысл раскрыть прям щас)))) Сорри, что так долго. В общем, вот:
Collapse )
я
  • gezela

23

Воздух пустынь отличен от всего прочего. В нем каждый запах обостряется в миллиарды раз.Если где-то рядом вода, ты чувствуешь каждой порой ее манящий аромат и зов. Если где-то скопление людей, запах пота, мускуса и чуть заметное чувство жажды окутывает тебя с ног до головы. Пустыня - это способ узнать себе цену, увидеть свое я...Но...Если ты в пустыне один, у тебя нет фляжки с водой, в голове буря, а все внутренние карты врут - ты ничто. Ты мечтаешь о капле жидкости,но в носу утвердился кисловато-соленый привкус толи адреналина толи крови. Пальцы инстинктивно хватают горячий воздух, будто канат и рвут ногтями тонкую кожу ладоней. Перед глазами изумительная какофония цвета - малиновый, брызги зеленого и непередаваемый, чистейший, белый свет в уголках зрения.
Зара брела обратно- по оставленным автомобилем следам. Скоро, буквально через два-три часа, стоящий пламенный ад сменится сдирающим кожу ветром. Потом резко, будо пощечина, наступит тьма. И тогда ее пальцы,обожженные песком, будут синеть от холода. Как несправедлива была сестра кинув ее здесь.
-Дурацкий, дурацкий мальчишка, его папаша и все они.
Потрескавшиеся губы разлипались с гулким "чвак", сразу выступала кровь. Говорить было тяжело.Но молчать - значит сдаться, тупо брести в сторону зарева ледника вдали.
-Ненавижу...Ненавижу всех..Мах....мах...амы...жал...кие...ящер....
Зара закашлялась.Казалось бы два часа на солнце...но сил осталось уже совсем мало.Надо было напрячься и идти. Невзирая на наливающийся пузырек ожога на запястье, на боль на лице и жжение в глазах. Идти. Идти...Идти...
***
Разговор капитана и Андрея явно не клеился. Периодами Максу было слышно ожесточенное Завадское "Да что ж вы!". и веское военное "Надо", Нехорошие предчувствия постепенно заполняли Макса. Они были похожи на рой муравьев. какие-ты мыслишки копошились то там, то здесь, задавали ритм постукивания ногой о пол бронированной машины, давали волю мрачным взглядам. К тому же предчувствия вынудили Макса нащупать в кармане коммуникатор.
-Игрушка нового поколения. Объемная фигура лошади, жрущая яблоки.Во!
Он ткнул агрегат под нос амбала слева. Тот, надо отдать ему должное, решил просто игнорировать идиотские выходки инженера. Максу тго и надо было. Запустив 3-д макет лошади, он потихоньку вошел в домашний компьютер, залез в почту и оставил сообщение самому себе "Удлинители рогов и ушей!Сегодня скидка 50 процентов!" - гласила тема. В самом же теле письма кратко,но емко было рассказано о возможности "продления своего кошмара", о возвращении любви ближних и прочей белиберды, которая для Макса в случае чего значила бы примерно следующее: "Карта снов работает на 50 процентов, нужно проверить выходы порталов. Звадский вернулся.Непонятно кто он. мальчик пропал.Всюду агенты". Макс не был уверен, что выберется из машины без повреждений памяти, а потому такая записка оставалась мостиком к Киру, Андрею и той реальности, которую он имел сейчас.
Как раз в момент надписи "Первый уровень пройден", приравниваемой к "днные переданы", автомобиль затормозил около госпиталя.
-Прошу вас! - неприятно улыбнулся капитан. Амбал слева смотрел на Макса в упор.Андрей хмуро уставился в противоположном направлении - видимо урна напротив начинала обретать глубинный смысл и потаенная красота ее очертаний рвались наружу.
-Не поминайте лихом! - выдохнул Макс.
-Да что вы, -галантно хмыкнул амбал, - вообще не вспомним.Ни лихом, ни слыхом..Ничем короче.
В затылок ткнулось что-то прохладное и тонкое. Видимо игла. Мира не стало.

Где-то на краю сознания он еще успех оценить идиотизм своего выпадения мордой в асфальт, звонкое Андреевское "Да вашу!.." и легкий капитанский смешок "Да ладно вам, так надо". Дальше ничего не стало.
***
Аасса гнала в сторону селения. Сама не понимала зачем. Киру никто не поможет. Он проходи трансформацию. Сумеет или нет - это уж как повезет. Кроме того Ингвар ей «спасибо» за потерю Зары не скажет.,. Как там бедная девочка? Все-таки пустыня для людей-чуждое пространство. Аасса всхлипнула. Как все неудачно! Нет рядом любимых, да и любит ли ее кто-то еще в это вселенной-большой вопрос.
Рядом кто-то кашлянул.Вежливо так, предупреждающе, но перепуганная Аасса уже крутанула руль вправо.
-Нервная дура, - внятно и непередаваемо спокойно констатировало существо из-под алого капюшона, - мне то что, а мальчишку угробишь..Да и себя заодно. Держись крепче за руль.
Девушка от неожиданности перешла в облик Ди. Существо с интересом пронаблюдало метаморфозы с телом, а затем с легким пренебрежением в голосе сообщило:
-Все равно выглядишь не очень. Еще во что-нибудь превратишься?
В то же мгновение Ди наконец рассмотрела лицо незнакомки, да-да именно незнакомки, под капюшоном. Легкий оскал огромной хищной кошки гармонично оттеняли огромный фиалковые глаза. Именно так, наверное и должен выглядеть идеальный хищник-чтобы хотелось умереть от счастья,глядя на него. Ну а тебя тем временем съедят.Кошка усмехнулась в усы, явно прочитав мысли Ди:
-Я вообще не ем последние лет пятьсот. Ни тебе девочек впечатлительных, ни истеричных ящериц, ни даже бабочки замшелой. Совершенно невкусный мир. Только работая-работай, а еды ноль.
Немного помолчав, кошка добавила:
-Мальчишка сменил сущность. Я его теперь не выкину в его мир. И здесь не оставлю. Ты все-таки дура, крылатая. Что мне сним делать?
Ди выдохнула. Шумно и зло:
-А что! Мне! Было! Делать! Он! Подыхал!Прямо!Вот там! И! Эти! Идиоты! Способны! Только! Жрать! Священное! Дерьмо! А толку!!..
Тут девушка захлебнулась воплями и просто махнула рукой.Мол, и так ясно же, что ничего другого делать нельзя было.
-Ну ты могла бы дать ему уйти. Спокойно бы сидел сейчас дома и пил бульон из рук папаши своего... Непутевого... - Сообщила Кошка, на нее прочувствованный вопль Ди не произвел впечатления. - Вопрос в том, что МНЕ теперь делать. Убить его - как то грубо, согласись. На Форал уже отправлять бессмысленно. На Тристаре... Ну скажем так, идиотов и без мальчика хватает. А равновесия уже нет..Мда... Короче мы уходим.
Не выслушав очередную порцию воплей разгневанной и растерянной Ди, Кошка растаяла ароматным алым облачком. Обернувшись, девочка не обнаружила сзади и Кира.
Спустя несколько секунд, горло сдавило волной запаха. Вроде утренней росы и теплого молока. И еще немного ветра, восточного. И больше ничего. Для Аассы не стало Тристара. Не стало Ди. Зато наступила пора вечного падения в никуда.
Когда она проснулась в своей постели, то увидела золотистые глаза их домашнего врача. И увидела тонкую иглу в его пальцах. Кажется, даже успела что-то подумать. Что-то о том мире... Как же его? Не помнится уже и названия... Всё это сон...сон... сон...
***
Утро застало Макса на тахте у компьютера.Опять он не дошел до спальни. Лениво клацнув пароль, мужчина вошел в почту... Спам, спам, спам. Вот это смешное. Про удлинение рогов и ушей. Надо же. Хорошо хоть не хвостов и копыт. Все это в корзину. Вместе со счетами за свет, воду и прочим. Спам он и есть спам, что уж его читать.
***
Кошка положила Кира на скамеечку в своей беседке. Пусть полежит, пока они поговорят с инд-варгхами. Права девчонка. Ничего они уже не могут. Копошатся в своем городке, жрут подношения и не помнят то немногое, что им доверили. Они даже не позвали Шесть Хранителей, когда мир начал рушиться.
Сзади подошел Человек. В отличие от остальных, он не носил капюшона. И Кошка каждый раз думала, что он прав. Возможно войнам, а Хранители, как не крути, все-таки войны, не пристало скрывать свое лицо.
Как он?
Знаешь... Не понимаю. Он похож на свечу на окне – вроде видно пламя, но сквозняк его все время придувает.
Плохо. Может укрыть его чем-нибудь? Замерзнет ведь.
Тогда Кошка впервые за долгие годы, да что там годы, столетия, сняла с себя плащ. Под ним на ней были лишь тонкие золотые браслеты, украшенные камнями – не самое теплое одеяние в мире. Но в глазах Человека она на мгновение увидела вожделение. Оно будет греть ее еще многие-многие часы... Если конечно, она останется жива.
На синей в золотистую крапинку площади уже собрались оставшиеся четверо Хранителей. Мах-амм держал в руке посох. Дух – весы. Птица с головой человека – десять метательных ножей. Человек подошел и взял у нее свой меч. Кошка забрала лук и стрелы у мах-амма. Безоружный был только Жук, он висел вниз головой на крайней от Кошки беседке.
Мах-амм как-то обыденно и даже немнго скучающе сообщил собравшимся:
- Призову сейчас инд-варгхов. Объяснять им что-то глупо. Просто убьем их и дело с концом.
Все помолчали. Они были согласны с Мах-аммом.
Спустя несколько минут синяя площадь залилась кровью. Убивали только четверо – Кошка, Мах-амм, Человек и Птица. Дух лишь следил, что бы чья-то смерть не всколыхнула равновесие мира. Жук что-то жужжал себе и тела поверженных «мудрецов» исчезали. Лишь однажды Дух поднял руку и Человек убрал меч от горла Ингвара.

Эпизод 22

        Двое вошли в кабинет мягко, но уверенно. В их движениях не было по-военному поставленного шага или спортивной лёгкости, однако Андрею они не понравились - тринадцати лет на Форале оказалось недостаточно, чтобы забыть, как ведут себя штатные бойцы СБ. Они между тем не стали останавливаться в дверях, а разошлись в стороны. Недалеко. Их реакции наверняка хватит, чтобы перехватить бегущего у двери. Это если бежать...
        «Бойцы клонированные, подготовлены по классу три», - пронеслось в мозгу Андрея за доли секунды, а тело уже действовало.
        Collapse )
Art

Эпизод 21.

- У себя? – спросил Андрей Анатольевич Завадский так, будто только вчера вышел из кабинета директора после очередного совещания, а сегодня вернулся уточнить возникшие за ночь вопросы.
- Да, - пролепетала секретарша, поднимаясь навстречу этому до черноты загорелому незнакомцу в странном, шокирующем одеянии из грубой серой ткани. Кивнув, тот распахнул створки дверей кабинета. Ремни его сандалий еще хранили песок пустыни. Он осыпался прямо на чисто-белый мраморный пол. Распахнутыми от удивления глазами девушка проследила едва заметную песчаную пыль, тонкой дорожкой пролегшую через всю приемную, и подняла глаза на Макса.
- Всё в порядке, - поспешил заверить тот, лишь сейчас начиная осознавать, куда может завести их спешка. – Людочка, всё хорошо, - Макс задержался еще на секунду, но Люда знала его достаточно, чтобы просто поверить на слово. Она опустилась на место и даже улыбнулась, чуть вскинув бровь. «Ой, как интересно, Максик!» читалось в её взгляде. Макс ухмыльнулся, надеясь, что его ухмылка будет расценена верно, и моля всех богов, чтобы объяснения с секретаршей шефа было единственным предстоящим ему объяснением.
- Повторяю, потрудитесь представиться! – рявкнул директор института, Владимир Николаевич Мельников, едва Макс закрыл за собой дверь в кабинет.
- Вовка, не дури! Мой сын… да что там сын, Тристар, весь Тристар в опасности!
- Владимир Николаевич, - робко вставил Макс.
- А! Максимилиан! Вас-то мне и надо! Объясните, молодой человек, почему вдруг федеральные агенты врываются в мой кабинет, предъявляют обвинения в халатности, изымают данные и опечатывают отдел «Снов Путешествий»? – грузная туша поднималась, упираясь в столешницу пудовыми кулаками. Бычья шея в расстегнутом воротнике белой сорочки побагровела, а лицо стало почти синим. – Вашу фамилию они называли не раз! Вашу, и Кирилла Завадского, допуск которого к материалам отдела осуществлялся под вашей личной ответственностью. Теперь мальчик в коме, а институту выдвигают очень неприятные претензии. Что вы на это скажете?
- Пойдем отсюда, Максимилиан, - вмешался вдруг побледневший Андрей, избавив Макса от необходимости отвечать.
- Куда это вы собрались? – рука директора нырнула под стол, нажимая кнопку вызова охраны, - вы думаете, что так вот просто можете ворваться в кабинет ответственного лица, выдвигать ему какие-то требования, а потом развернуться и уйти, не попрощавшись?
Макс тоже сошел с лица, увидев, как в распахнувшиеся двери входят уже знакомые по Кировой квартире агенты.

- С риском для жизни, под временными опорами… Вы хоть знаете, что на восстановление туннелей уйдет ещё неделя как минимум?! – Ингвар, понуро сидевший в опустошенной мах-аммами комнате, вдруг взвился.
- Знаю, папаша, - устало ответил Ким, затягиваясь пожеванным огрызком сигары. Табарган расторопно зашивал шрам, изуродовавший шею наемника. Швы ложились широко и рвано.
- Дай сюда! – рявкнул Ингвар, вырывая кривую медицинскую иглу из неумелых пальцев. – Я добирался до города с риском для жизни. Мне нужен Андрей. Я хочу знать, - Ингвар клал стежок за стежком ровно, будто автомат, - я хочу знать, что за ребенка он отдал мне на воспитание тринадцать лет назад. Звезды свидетели, я любил её как собственную дочь… Где Андрей?!
- Говорю же, папаша, - измусоленный огрызок щелчком отправился в угол комнаты, - все ушли к ледникам. Андрей, и Кир, и твои девчонки. Жди. Обещали к утру назад. Дело тут у них какое-то.
вот и я

Породила следующий эпизод

Андрей поднялся на ноги, огляделся. На больничной кровати лежал его сын, опутанный проводами. У входа кто-то валялся без сознания.
- Кирюх, все будет хорошо, - шепнул Андрей, проводя рукой по волосам мальчика. Подошел к незнакомцу, потряс его за плечо. Высокий лоб, короткая стрижка, римский нос – лицо казалось смутно знакомым.
- Максимилиан? Макс! – потряс Андрей сильнее.
Макс застонал и открыл глаза.
- Что? Кто? Откуда? – широко раскрытые глаза смотрели на Андрея.
- Оттуда. Что к Кириллом?
- Умирает… я хотел… войти в карту снов… за ним…
- О боги! И этот туда же! – вскинул руки Андрей. – Надеюсь, не входил еще?
- Не успел…
- И не входи, маххам тебя задери! – рявкнул Андрей. Макс непроизвольно втянул голову в плечи.
- Кто сейчас директор института?
- Ме-ме-мельников… - запинаясь ответил Максим.
- Володька? Он же ни черта не смыслит в этом! Ладно, веди меня к нему. И быстро. Надо срочно закрыть все пространственные переходы!
- Да, Андрей Николаевич, пойдемте.
Максим схватил рюкзак, кинул взгляд на Кирилла, и выскочил из комнаты. Замешкался на секунду – забыл где лифт, но взял себя в руки.

- Возвращаемся к псайхо! – рявкнула Ди.
Зара никак не могла привыкнуть к новому поведению сестры. Обычно тихая и молчаливая, обращающая внимание лишь на своего пушистика, Ди теперь была похожа на фурию. Никак не сочетались облик худой тринадцатилетней девочки с командным голосом. Зара поняла только, что ее сестра – не сестра, а дочь самой главной землежорки – и не знала, как к ней теперь относиться. Зара ненавидела и боялась землежорок, но любила сестру. «Отец», - потянулась мысленно девушка к Ингвару, - «помоги мне». «Я слышу тебя, дочь, что случилось?» «Наша Диана – не самом деле землежорка, она только что убила отца Кирилла, а сейчас хочет добить и его самого». «Ты уверена, дочка?» Зара помолчала.
- Быстрее, возвращаемся! Кирилл скоро умрет!
«Уверена», - ответила Зара. «Я скоро буду. И не один». «Жду», - вздохнула девушка с облегчением.

Ди выжимала из автомобиля все, что можно. Кирилл лежал без сознания, и мах-амма боялась, что он умрет раньше времени. Что произойдет тогда – неизвестно, но мах-амме уже осточертели эксперименты. Псайхо сказали, что мальчик должен уйти из этого мира на рассвете, сейчас же был только закат. Значит Аасса должна сделать все, что можно и нельзя, чтобы Кирилл пережил эту ночь. Что будет с ней самой, после этого – она старалась не думать, иначе становилось страшно. Она останется одна тут навсегда. Без Андрея. Аасса украдкой ото всех смахивала слезы, стараясь не вспоминать тепло его рук, его взгляд синих глаз, улыбку, предназначенную ей. Только ей.

ЗЫ. Сорри, что такой мелкий, но больше пока ничего в голову не лезет
я
  • gezela

Эпизод 19. Ледник

Покуда шли распри и войны, планета, а точнее оба дубль-мира, жили своей неспешной жизнью. и им было решительно наплевать, к гибели скольки реальностей и народов приведет постепенное расслоение или стечение миров. Возможно они не обладали интеллектом и вовсе, а возможно были выше этого. Оставленный всеми ледник, вопреки догадкам и чаяньям не таял и не обрастал новыми элементами. Он оживал. Давным давно, до прихода людей, мах-аммамов и прочих цивилизаций, во вселенной были созданы силы, компенсирующие друг друга - на каждое действие есть противодействие, каждой твари - по паре и так далее. Но цивилизации прогрессировали, интеллект развивался и простейшая каждодневная истина была возведен в ряды законов и, как водится, упущена из виду. Придумывая умные объяснения и нормы, люди создали стройную теорию, согласно которой ледники являлись своего рода побочным эффектом проходов определенных индивидов. Однако, на деле все было куда прозаичней. Человечество, а в данный момент для вселенной все рассы и цивилизации вмещались в это понятие, создав межпространственные переходы, не учло, что материя имеет свойство рваться от любого проходящего из мира в мир, в зависимости от его личного энергетического потенциала реакция планет была видна либо практически неощутима. Тогда Мах-аммы придумали красивое название тем, кто создавал чуть больше проблем - они назвали таких особей Открывающими пути, имея достаточно большой потенциал, они могли дважды, а то и трижды порвать материю Вселенной, прежде чем исчерпывывали свою энергию. А в ответ Вселенная создала свое уникальное оружие по борьбе с прорывами. Изящные и прекрасные ледники. В местах проходов Собирались капельки энергии мира6 постепенно образуя кристаллическую массу. Кгда же Материя была "подлатана", ледники останавливали свой рост и замирали. Но у каждого мира был свой резерв прорывов. И мир, в котором волей случая оказались Аасса, Кир и его отец, исчерпал свой резерв в момент появления в танке Макса. Надо ж было такому случится, что активация защиты - Ледников - произошла как раз в миг, когда близ одного из них находился Кирилл. Ирония судьбы, иначе не скажешь.
Однако всего этого Мах-аммовская принцесса, инженер снов и его сын не знали.. И их путь лежал к ближайшему Леднику, столь неожиданно превратившемуся в прекрасное царство...

***
Аасса о чем-то недолго поговорила с псайхо и им выдали старый, потрепанный автомобиль. Больше всего он напоминал раритет из Национального Музея Транспорта Тристана, прямо как экземпляр "танк", любовно поставленный Киром на карту. К удивлению последнего Андрей радостно потер ладони и прыгнул за руль.
-Пап, ты что, уже ездил на таком... такой... штуке?
-Ну, сына, - чуть усмехнулся ученый, - в отличие от тебя, я тут уже добрый десяток лет, было время научится, как понимаешь. Ты лучше отдохни, нам ехать часа полтора-два.
Аасса уселась рядом с мальчиком на заднее сидение, Зара села рядом с водителем.
-Будешь за штурмана, -доверительно-таинственным шепотом поведал Андрей.
Девушка нервно хихикнула.
***

Еще с расстояния получаса езды было видно, что ледник преобразился, будто стягиваясь в одно целое, он стал выше, но сузился у основания. Больше всего он сейчас походил на чей-то прекрасный замок, расположенный на самой вершине горы. При приближении стали видны ажурные мосты, перекинувшиеся от горы к горе, барельефы на стенах и прямо на тропинках. Нежно зеленый лед украшал кромки отвесов, лазурно голубой, вплетающий всполохи золотого являл собой небольших птичек, стайками сидевших на опаловых деревьях. Алые цветы тонули в блестящем мареве мелких искр - толи насекомых, толи ледяных калибри.
Подъехав максимально близко к Леднику, Андрей съехал на широкое плато и заглушил мотор.
-Дальше пойдем пешком, мне как-то мостики не внушают уверенности. Могут обвалится под тонной веса машины... а еще и наш вес.
Все молча выгрузились. Как и в первый раз, никто не мерз, что было странно, но как-то уже по-домашнему привычно. Зара оглянулась вокруг и пристроилась сразу за Аассой. Первый шел Кирилл. Без единой кровинки в лице, он плотно сжал губы и шел вперед, мостик за мостиком, ступеньки за ступеньками, все выше и выше, было видно, что каждый шаг дается ему с трудом. За ним шагала Аасса. Затем девочки, замыкал шествие инженер.
-Боже, как прекрасно... - Только и смогла выдохнуть Аасса, остановившись на первой же ледяной поляне. Секунды маленькими каплями крови скользили по организму, время текло, но в то же время будто остановилось. Создавалась иллюзия всеобщего действия, хотя на самом деле ничего не происходило. Будто цветной лед запечатлел в себе еще одну картину "удивленные пришельцы".
-Кирилл, неужели ты не мог внести всего вот этого на свою карту снов? Неужели так трудно было проложить путь в такой рай? Неужели тебе нужно было вновь открывать портал в этот полный боли войны мир? - Вдруг Андрей взорвался, он кричал, срываясь на практически визг, обжигая легкие слишком большим количеством ледяного воздуха, вдруг ставшего непомерно холодным и чужим. Ярость, усталось, злость, скопившиеся за долгие годы, вдруг начали искать выход. Его слова разлетались по Леднику словно звонкая капель, утеряв всю бассистость тембра, разбиваясь о стены на мелодичные переливы. - А ты, ты, несносная девченка? Из-за тебя гибли сотни, десятки людей, мах-аммамов, ученые ломали головы, твой отец... - Андрей захлебнулся словами, даже закашлявшись от переполнившего его негодования. Но Зара, Аасса и Кир не слышали этого монолога. Словно и он и вовсе не был произнесен, остался лишь отчаянной, давно затаенной мыслью.
Все бы ничего, но все это время Кирилл смотрел на давешнего старца в пурпурном плаще. В руках у него все также был перламутровый посох, вот только ни постамента, ни беседки поблизости не было. Будто что-то изменилось, сломалось в мире и понимании Кирилла. Что-то забытое, потерянное клакотало на кромке сознания, норовя залить душу пониманием и ужасом. Пять секунд , может меньше, мальчик пытался встретится взглядом с ледяным старцем. Но не мог поймать его. Пространство будто сжалось вокруг, выдавливая из себя чужаков...
Зара крепко зажмурилась, Аасса пыталась украдкой скользнуть вперед, встать между Кириллом и старцем, защитить мальчика от чего-то, чего она сама не осознала еще, но все ее скольжение было лишь мыслью, желанием. Их будто приковало к громаде льда.
Прошло каких-то пол минуты пока все молчали, но тишина показалась вечностью.
Так же внезапно как началось, так все и закончилось. Старик прошептал всего одного слово "лишний", затем прижал палец к губам, поднял свой посох, с которого слетело несколько искр и исчез.
Воздух немножко помарил и снова стал прозрачным. Аасса наконец подбежала к Кириллу, как раз вовремя, чтобы его подхватить. Казалось, будто из мальчика разом вышел весь воздух, а с ним и жизнь, и без того ели теплившаяся в упрямом мальчишке.
-Андрей, помоги мне, кажется этот старик его совсем добил, он почти не дышит... Андрей, да скорей же, надо привести его в сознание! Андрей?.. - Она в нетерпении обернулась назад, но за ее спиной была только испуганная Зара. Инженер снов исчез. На том месте, где только что стоял отец мальчика, лишь шел легкий золотистый снег, наметая новый сугроб и закрывая им проход назад.

***

Макс несколько раз отправлял запросы на родную планету Аассы, в надежде выяснить хоть крупинки информации - где искать, как быть, есть ли надежда вернуть мальчика домой. Запросы были отклонены. Также как и запрос о возможности доступа к искину Аййе.
Он даже успел позвонить своему отцу - полковнику Военного Совета Тристана - но получил лишь пожелание держаться "от этого мах-аммаского идиотизма" как можно дальше. Судя по всему, дело приняло настолько серьезный оборот, что гражданских вежливо посылали вне зависимости от их семейных связей.
Что-то нужно было предпринять. Но вот что? Слздав в мозгу совершенно авантюрный план, содержащий похищение патрульного крейсера, прорыв на закрытую часть лабораторий и геройское спасение Кирилла в чужеродном мире, Макс решил напоследок увидеть все еще лежащего в коме друга. Так сказать - для воодушевления.
Побросав в рюкзак все необходимое, пару футболок, портативную аптечку, запас микрокапсул быстрого питания и парочку чистых карт снов, Макс погляделся в зеркало, глубоко вздохнул и вышел за дверь.
От его дома до госпиталя, в котором лежал Кир было не более десяти минут ходьбы, Макс дошел за семь. В коридоре он встретил главврача, который только развел руками - положительных изменений в состоянии Кирилла не наблюдалось; перебросился парой слов с милой девушкой-психологом, скучающей около кофейного аппарата в паре шагов от палаты Кира.
И успел как раз вовремя открыть дверь палаты, чтобы увидеть, как около кровати мальчика появилось чье-то тело. Появилось в самом прямом смысле - у Макса на секунду зарябило в глазах так, что он зажмурился, а когда он вновь смог видеть, перед ним уже кто-то лежал.
"Как и откуда?" - еще успело пронестись в мозгу Макса перед тем как тот рухнул на пол палаты - толи от переизбытка эмоций, толи как последствие странных золотых искр перед глазами.

Эпизод 18

Я понимаю, что 5 месяцев - это далеко не 5 дней.
Приношу участникам сообщества свои извинения. К тапкозакиданию готов.
Не хотелось писать то, что метко назвали "погремушкой". А связать, скрутить события в крепкий логический узел оказалось сложнее, чем я ожидал.

Collapse )