Diamant (diamant_) wrote in _3_monkeys,
Diamant
diamant_
_3_monkeys

12 Мая

12 мая в киноклубе будет фильм Бертрана Блие "Вальсирующие"
Франция, 1974 год, 108 минут
в фильме снимались актеры: Жерар Депардье, Жанна Моро, Миу-Миу, Патрик Деваэр.

Роман «Вальсирующие, или Похождения чудаков» написан Бертраном Блие под впечатлением от студенческих волнений мая 1968 года. Фильм снят под кайфом от последующей за ними сексуальной революции в 1973. «VALSEUSES» по-французски означает «крутящиеся яйца» или «прыгающие яйца», вернее, «мудозвоны». «Похождения чудаков», второе название книги, — всего лишь попытка сказать это приличнее, — довольно удачная, впрочем. Поначалу фильм напоминает «Заводной апельсин» — те же юные хулиганы, драки, кражи, насилие. Но потом этот панковский кошмар уступает место хипповской идиллии. Панков, кстати, в 1968 году, когда был написан роман, еще не было, но кошмар, очевидно, был. А дальше действие идет плавно, как дорога, по которой едут герои, сменяя машины и перемещаясь из одного конца Франции в другой, спасаясь от полиции и от скуки. Эпизоды тесно связаны общим действием — на протяжении всего фильма герои постоянно совокупляются или, как минимум, об этом мечтают. Единственная цель жизни Жан-Клода и Пьеро на тот момент — разбудить чувственность их общей подружки Мари-Анж. И они заняты этим благородным делом днем и ночью. Пьянящая свобода, лето, молодость, эротика — и никаких иллюзий и планов на будущее. В картине снимались молодые Жерар Депардье, Миу-Миу и Патрик Дэваэр. Можно себе представить, как они веселились на съемках. В первоначальном варианте сценарий заканчивался гибелью главных героев, угоняющих машину с подрезанными тормозами (та самая машина, которую они портят в начале фильма). Но продюсеры не согласились с такой крнцовкой и ее вырезали.


Бертран Блие — один из редких художников "визуальной цивилизации", кто еще верит в слово. Он любит курить трубку и писать. О себе свидетельствует: "Я скорее писатель, чем кинематографист". Прежде чем снять "Вальсирующих", он написал и издал одноименный роман.
В то время как современный кинематограф стал оптическим шоком, ушел в воронку виртуальной реальности, в нем одновременно с "новой зрелищностью" рождается и "новая слышимость". Но не та, что бьет по рецепторам долби-стерео-суперэффектами. Блие ориентируется на нормальное человеческое ухо, на камерный, даже интимный слуховой диапазон. В нем говорит инстинкт защиты от агрессивной имиджелогии.
Защиту Блие ищет в великой литературной культуре своей страны. И культуре театральной, причем не столько в ее высоких образцах, сколько и прежде всего в демократических, сниженных формах. По темам, по диалогам, по построению сцен фильмы Блие следуют традициям бульварного театра и кафе-театра. Оттуда родом и его персонажи — романтические воры; убийцы и альфонсы поневоле;
уличные девчонки-подростки с повадками Гавроша; мещанские пары, падкие на порочные соблазны и похождения. Все они — узнаваемые типы популистской литературы и популистского театра. Оттуда же родом и сценография:
большинство уличных эпизодов у Блие, не говоря об интерьерных, поставлены в студии, и на экране чувствуется их — "более подлинных, чем подлинные" — поэтичность и живописность.
Для фильмов Блие характерны сцены, разыгрываемые при искусственном свете (эффект "американской ночи", воспетый Трюффо). Некоторые из картин ("Вечернее платье", "Холодные закуски") почти целиком помещаются в вечерне-ночную фазу суток, и это создает дополнительный ряд значений, идущих от поэтического реализма, от старых фильмов Марселя Карне с их сновидческой, призрачной романтикой, дыханием рока и острой нотой трагизма. Но — внимание — Блие, в отличие от своих прямых предшественников и современников из "новой волны", не увлечен стилизацией и не видит в ней самостоятельной ценности. Его отношения со старым кино не полемические и уж никак не скрыто ностальгические.
Это отношения блудного сына с отцом, которому кажутся дикими прически, манеры, сленг и вседозволенность новой генерации. Но рано или поздно происходит братание и выясняется, что цинизм молодежи во многом напускной, или отцовская строгость нравов не абсолютна: разошлись не на такого уж размера дистанцию.
Появление в киномире Блие-младшего было отмечено в ряду еще нескольких дебютов детей "влиятельных персон . Судя по всему, Бертран чувствовал себя не вполне уютно в роли блудного сына, поклонника Бунюэля и ценителя эффектных провокаций. Он долго не мог (или не позволял себе) развернуться в полную силу, хотя дебютировал еще в 1962 году, двадцати трех лет от роду, фильмом "Гитлер... Такого не знаю!". Работать на съемочной площадке он научился, служа ассистентом у того же Кристиан-Жака — благодаря папиному кино в буквальном смысле.
Настоящий Блие начинается лет десять спустя. Начинается фильмом, эмблематичным для "безрыбьего десятилетия — но отнюдь не в том смысле, что "Вальсирующих" (1973—74) можно упрекнуть в безликости. Проникнутый ренессансным здоровьем, полнокровный и свободный, фильм словно бы ошибся во времени, но именно этой ошибкой накрепко впечатался в него — как прекрасная утопия, как идеальный неосуществленный проект бесплодных 70-х.
Только понарошку Блие строил гримасу морального эпатажа. Кого это на излете сексуальной-то революции могли всерьез озадачить похождения двух столь же озабоченных, сколь и беспечных волокит и их подружки, пребывающей в безуспешных поисках оргазма? Куда важнее был эстетический вызов: ощущение живой, дышащей и вожделеющей плоти пронзило выхолощенную, галантерейно упакованную материю тогдашнего французского экрана, где даже эротика была куртуазной, картезианской.
Прежде сюжета, жанра и стиля в "Вальсирующих" видны актеры. Дуэт Жерара Депардье и Патрика Дэвэра превращается в трио с Миу-Миу и — ближе к финалу — в квартет с Изабель Юппер. Практически то был дебют (или первая заметная роль) всей компании будущих звезд, волшебно соединившихся в том чудном возрасте, когда их еще не портят миф и слава, а удовольствие от авантюры выше канонов профессионализма. Задним числом в затее Блие видятся воля провидения и жест прорицателя. Миу-Миу — актриса с прекрасными драматическими данными — большую часть жизни будет маяться от творческой недоосуществленности. Юппер быстро потеряет творческую "девственность" и станет холодной французской "профи". Симптоматично, что в "Вальсирующих" ее дефлорирует сам Депардье — будущий король, он же Распутин и носитель "плебейской мощи", "неистовый донор" французской культуры. А слабым партнером в мужском союзе оказывается Дэвэр — артист чувствительности явно чрезмерной и приведшей его к гибели всего через несколько лет после "Вальсирующих". Наконец, от имени "высокой культуры" в фильме выступает Жанна Моро, дающая в коротком эпизоде взгляд на ситуацию сверху, придающая легкомысленной интриге отблеск трагедии.
<\lj-cut>
Subscribe

  • есть кто ????

    Очень мне интересно, жив ли кеноклуп СЕГОДНЯ ??? Если нет, то почему? Если жив, то отчего так незаметна жизнь его? Явки-пароли-репертуары, всякое…

  • кино

    Товарищи, что-то коммунити совсе заглохло. Очень бы хотелось встретиться с вами, но время выбрано черезвучайно неудобно, у многих людей минимум 18-00…

  • (no subject)

    Хорошая новость для любителей кино! Киноклуб ДВГУ открывает новый сезон! В этот четверг (21 сентября) вы сможете увидеть документальные ленты,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments