serezhik_18 (serezhik_18) wrote in suer_vyer_,
serezhik_18
serezhik_18
suer_vyer_

Газета "Подмосковье" о вечере "Поющий Коваль"

*

Фото: Вера Савина

«Мне странно, что я еще жив»
Прошел вечер «Поющий Коваль», посвященный 75-летию писателя

В Российской государственной детской библиотеке состоялся вечер, посвященный песенному творчеству горячо любимого несколькими поколениями писателя Юрия Коваля. За 57 лет Коваль успел написать более 30 книг, переведенных на 80 языков мира, и бесчисленное количество веселых и ироничных песен.

Юрий Иосифович мог петь со слуха цыганские песни и даже помогал в выступлениях одного из цыганских ансамблей. Он сочинял для друзей, среди которых были Сергей Никитин, Юлий и Марат Кимы, Юрий Визбор, поэт Яков Аким, и к фильмам, поставленным по его собственным книгам: «Недопесок Наполеон Третий», «Пограничный пес Алый», «Приключения Васи Куролесова», «Пять похищенных монахов». Наверное, многие помнят песни из этого кинофильма - «Беги, Недопесок, беги!» и «Деревня Ковылкино» из фильма «Недопесок Наполеон Третий».
- Папа очень возмущался, что его музыку к этому фильму всячески пытаются подавить и ущемить, но, по-моему, получилось очень достойно, - вспоминала на вечере дочь Юлия Коваль. И исполнила еще одну - глубоко лиричную, хотя и по-ковальски ироничную - «Ночные холода», которую многие любители жанра воспринимают уже отдельно от фильма.
О побеге недопеска на Север вспоминал пришедший на вечер повзрослевший, но такой же, как и в детстве, добрый и смешной «дошкольник Серпокрылов», вернее, исполнитель главной роли в фильме - Максим Сидоров. «Я тогда никак не мог понять, почему бедного песца так настойчиво отправляли на Север. Ведь там так холодно!» - удивлялся Сидоров.
Ведущая вечера Ирина Скуридина в ответ напомнила, как чиновники, не желавшие пропускать фильм, направление побега зорко распознали: «на самом деле недопесок хотел бежать в Израиль». Если бы не помощь отца Юрия Коваля – генерала МВД, лично явившегося к строгому цензору, фильм никогда и никто бы не увидел.
Есть среди песен Коваля и сугубо лирические, как, к примеру, исполненные им в дуэте с Ией Саввиной в фильме «Марка страны Гонделупы»: «А где-то далеко шумит весенний ветер, / Кружится в темноте опавшая листва. / И снова мы вдвоем, и с нами долгий вечер. / Вечерний разговор, вечерние слова».
Вероятно, Юрий Коваль предчувствовал свой слишком ранний уход из жизни или просто не умел стареть. Иначе почему бы писатель среди своих собственных песен – веселых и ироничных - так любил исполнять песню-откровение, написанную им на стихи друга, поэта Якова Акима: «Мне странно, что я еще жив, / Хожу, просыпаюсь в постели, / Что бомбы, и голод, и тиф /Меня одолеть не сумели».
Коваль родился за три года до начала Великой Отечественной войны и вряд ли мог помнить тиф и бомбы. Его мама, Ольга Дмитриевна Коваль, тогда работала главным врачом психиатрической больницы в Поливанове, под Москвой. В войну семья на некоторое время уехала в эвакуацию в Саранск. В Москве оставался лишь отец - Иосиф Яковлевич Коваль. Он служил опером в МУРе - в отделе по борьбе с бандитизмом, а потом стал начальником уголовного розыска Московской области. Возможно, именно его рассказы о работе и легли в основу не только рассказов о приключениях Васи Куролесова, но и юмористических, почти хулиганских песен Юрия Коваля.
Некоторые из них – про тетю Шуру и привокзального опера, про Ивана Грозного и его сына, про Гену и рентген - на вечере исполнил его друг и ученик Марат Ким.

Алиса Агранат
Газета "Подмосковье" №37 от 1 марта 2013 г.

Скан публикации можно посмотреть здесь.
спасибо alisa_varia
Tags: - Коваль - аудио, - Коваль - истории и мемуары, - Коваль - пресса статьи, - Коваль - семья, - Коваль в сети Ссылки, други - Аким, други - Ира, други - Ким, места - Москва, фотографии
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments