serezhik_18 (serezhik_18) wrote in suer_vyer_,
serezhik_18
serezhik_18
suer_vyer_

"Юра, и про нас напиши!"

*

Фото Виктора Ускова

"Строчки в рассказах Юрия Коваля не мнутся от времени"

Новая, "юбилейная" статья замечательного Дмитрия Шеварова о Ковале!


Юра, и про нас напиши!
9 февраля исполнилось бы 75 лет Юрию Ковалю - самому поэтичному прозаику

...Вытоплена печка,

вся изба согрета,

А тебя все нету,

пропадаешь где-то.

В лесу беспредельном,

в лесу неизвестном

Твой ли след заносит

снегом поднебесным...

В снегу не покину,

в лесу не оставлю,

На окошко лампу

яркую поставлю,

Чтоб светились окна

над лесом окрестным.

Твой ли след заносит

снегом поднебесным...


Юрий Коваль, песня из фильма "Пограничный пес Алый", 1979 г.


Юрий Коваль появился на свет в Москве 9 февраля 1938 г.

А в октябре 41-го Юра эвакуировался с мамой в Саранск. 1 сентября 1945-го пошел в московскую школу N 657. После школы поступил на факультет русского языка и литературы МГПИ. В 1960 году по распределению уехал в село Емельяново Лаишевского района Татарской АССР, в местной школе преподавал историю и географию, русский язык и литературу, рисование и пение.

Сейчас от этой школы остались одни развалины. Но в Емельяново до сих пор помнят высокого красивого учителя, который и после уроков все время возился с ребятами: то в поход вел, то на этюды, то в волейбол с ними играл, то на гитаре. Песни его помнят.

В 1963 году Юрий Коваль вернулся в Москву и начал преподавать русский язык и литературу в школе рабочей молодежи N114. Вскоре вышли в свет книги - сборники стихов для детей "Станция "Лось" и "Слоны на Луне". Вот одно из стихотворений Коваля той поры - "Морозный день":

...Между узорных

морозных

ветвей

сжался в комок

озорной воробей.

Даже сорока

трещать

перестала,

валенок где-то

сорока достала.

Спрятался в будке

ушастый Барбос.

- Брр, до чего же

ужасный

мороз!


В начале 1970-х стали выходить книги прозы Коваля: "Чистый Дор", "Алый", "Недопесок". Арсений Тарковский говорил: "Юрий Коваль - автор книги "Недопесок", одной из лучших книг на земле".

Повествуя о жизни Юрия Коваля, приходится через многие события перепрыгивать, потому что и толстой книжки не хватит, чтобы о них рассказать. К тому же Коваль был не только писатель и учитель, но еще и художник, артист, композитор, исполнитель песен, переводчик, строитель собственного дома...

Кстати, дом этот до сих пор стоит на Цыпиной Горе близ Ферапонтова монастыря. Там произошла с Ковалем одна удивительная история. Однажды... Впрочем, вот как сам Коваль рассказывал эту историю: "Я возвращался с тяги. Мы жили тогда на Цыпиной горе вместе с Витей Усковым, это мой старый друг, фотограф, хороший очень человек... Ты знаешь, что такое тяга? Это вечерняя охота, а домой возвращаешься - уже глубокая ночь. Совершенно пустая деревня, заброшенная на горе стоит... Я подхожу, где-то над горой небо светится. И тут я подумал: надо все это обязательно написать! Как эта гора, эти дома черные стоят, как на небе какие-то сполохи идут, бог знает что, и звезды, конечно... Тогда я и услышал тот самый странный голос, который мне сказал: "Юра, и про нас напиши".

Так появился рассказ "Про них". Коваль закончил его такими словами: "Вот я и написал про них. А кто они такие - не знаю".

Коваль не торопился все назвать, все объяснить и над всеми "и" расставить точки. Куда важнее для него было тихонько подсказать читателю: то, что мы видим, - это еще не весь мир. Это его, быть может, махонькая часть, заячий хвост.

В книгах Коваля повсюду чувствуется это удивительное почтение к невидимому, даже благоговение. Вот идет он по лесу с ружьем (из которого никогда не стрелял), и даже трава под Юриными сапогами не приминается.

Так и строчки в его рассказах не мнутся от времени. Они упруги, как свежеструганные доски - по ним весело бежать глазами.

Ковалю удалось написать о жизни в ее самых нежных и невыразимых прикосновениях. О том, что на секунду касается нас и отлетает, а мы, застигнутые врасплох, не успеваем порадоваться этому.

Давайте сейчас вместе порадуемся письму о Юрии Ковале, которое я недавно получил. "Здравствуйте, Дмитрий! Мое деревенское детство пришлось на начало 1970-х. В нашей многодетной семье выписывались "Мурзилка" и "Веселые картинки". Писатель Коваль и художник Устинов шагнули к нам с "мурзилочных" страниц. Николай Устинов очень органично дополнял Юрия Коваля. Они казались такими же, как мы, простыми деревенскими людьми, потому что хорошо описывали непритязательный русский быт. Вспомните "Подснежники"! Потом в той же деревне Варламово, я услышала, как по радио передавали спектакль "Недопесок". Пять дней мы слушали его на одном дыхании. Прошло много лет, и спектакль этот вновь повторили по радио, и на счастье, его удалось записать. Техника была слабовата, кассет не хватало, некоторые части оказались урезанными, но от этого не менее любимыми.

Эти записи я приносила в библиотеку, где в ту пору работала. К нам детей приводили классами на мероприятия. Среди них мы рассказывали и о творчестве Юрия Коваля, включала запись его голоса. Чтоб нагляднее получался рассказ о недопеске (а многие ребятишки даже не представляли себе, как выглядит песец), я выносила из подсобки свое пальто с песцовым воротником. А потом все рисовали картинки к "Недопеску". Кассеты эти слушаем до сих пор. Они поднимают настроение, заряжают бодростью и оптимизмом, как и все творчество Юрия Коваля".
Татьяна Смирнова, Харовский район, Вологодская обл.

P.S.

Читать у Юрия Коваля:

Алый

Приключения Васи Куролесова

Недопёсок

Пять похищенных монахов

Чистый Дор

Листобой

Избушка на Вишере

Полынные сказки

Монохроники...

Дмитрий Шеваров
dmitri.shevarov@yandex.ru

"Российская газета" - Неделя № 6002 (26).

P.P.S. Приятно, что в основу статьи во многом легли материалы из Ковалиного номера "Библиотеки в школе".
Tags: - Коваль - истории и мемуары, - Коваль - пресса статьи, - Коваль - разные тексты, - Коваль в сети Ссылки, фотографии
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment