serezhik_18 (serezhik_18) wrote in suer_vyer_,
serezhik_18
serezhik_18
suer_vyer_

Юрий Коваль и Галина Эдельман. 1960 год

*


Статья и репродукции работ в журнале "Смена" (№17 за 1960 год).

«Двое пришли в искусство»

Вы видите работы двух молодых художников, недавних студентов педагогического института: Юрия Коваля и Гали Эдельман. Молодые люди еще неопытны, в чем-то неумелы, но их собственный почерк уже ощутим. Они видят красоту окружающего мира по-своему и спешат передать ее на картоне, полотне, бумаге.
В чем особенность их видения? Об этом стоит поговорить. Но раньше о другом.
Вы задумывались о том, как вообще люди приходят в искусство? Ну, в детстве человек начинает рисовать. Ему пять лет или, может, семь. Родители радуются, в школе замечают. Рисунки выставляют на детских выставках, даже посылают в «Мурзилку». А там, глядишь, человек уже в художественном кружке, студии, училище, художественном институте. Путь вполне естественный и нормальный.
Однако не единственный. Любопытную вещь приходится порой наблюдать на выставках детского рисунка. Смотришь работы пятилетних, потом семилетних, потом десятилетних. Поразительная свежесть восприятия мира, его красочности, его линий. Все такие непохожие.
Но что это? Пошли рисунки пятнадцатилетних, шестнадцатилетних, и многих уже не отличишь друг от друга. Все как-то становится правильно и одинаково — и перспектива, и светотень, и композиция.
И вдруг понимаешь: их же стали учить по разработанной методике, одними и теми же приемами! Конечно же, я не против научной методики преподавания основ изобразительного искусства, и любой, даже самый оригинальный художник обязан в совершенстве владеть техникой рисунка. Но как часто за многолетней обязательной студией тускнеет непохожесть дарования, и в результате выпускается еще один грамотный художник, не более.
Юрий Коваль и Галя Эдельман шли другим путем. Наверное, не они одни. То, что это путь, а не случай, мне стало ясно не так давно. В прошедшем театральном сезоне публика и специалисты заговорили о необычайном успехе спектакля Центрального детского театра «Друг мой, Колька!». Я не собираюсь здесь обсуждать достоинства или просчеты этого спектакля. Об этом стоит поговорить специально. Одним из самых радостных его итогов было волнующее, искреннее, редкостное по своей свежести выступление студийцев театра. Юноши и девушки — им по шестнадцать-семнадцать лет — проучились всего полтора года в студии при театре и вдруг показали себя отличными актерами. В театральных кругах стали говорить, что спектакль заставляет серьезно задуматься о путях театральной педагогики.
Может быть, надо значительно раньше допускать молодых актеров к их прямому делу — участию в спектакле, может быть, это участие и есть лучшая школа?..
Так и у художников. И здесь мы возвращаемся к Юре Ковалю и Гале Эдельман. Они не учились в специальном училище. Но они любят искусство и посещают не только художественные выставки, но и мастерские художников. А в Москве много интересных мастерских.
Особенно часто бывают они в скульптурной мастерской на Чудовке, где работает интереснейшее содружество скульпторов: В. Лемпорт, В. Сидур и Н. Силис — неутомимые труженики и очень общительные люди. Они непрерывно заняты сразу множеством вещей: маленькими керамическими статуэтками, большими скульптурами из гранита, многофигурными композициями для фонтанов, декоративными настенными блюдами.
В этой атмосфере искусства захотелось порисовать Юре и Гале. И они стали рисовать, пробовать писать красками, резать гравюры, делать так называемые монотипы, то есть отпечатки с изображений, сделанных масляной краской, например, на стекле. Хозяева мастерской советовали, поправляли, — так, не специально, скорее мимоходом. Но разрешали смотреть, как они работают. И это было неплохой школой. Юра и Галя совершенствовались.
Думаю, вряд ли что-нибудь может сравниться по силе воздействия на молодого, начинающего художника с атмосферой художественной мастерской, где кипит работа, разгораются споры об искусстве, где живой пример всегда перед глазами. Да это не новость. Мастерские многих великих художников превращались в своеобразные художественные школы-клубы, где без нажима, без длительной и однообразной муштры воспитывались художники.
Так было у Брюллова, у Репина, у Крамского, а на Западе — у Давида, у Делакруа да и у очень многих других художников.
И надо, чтоб каждая мастерская нашего крупного художника непременно обрастала такими вот людьми, которым хочется рисовать.
А теперь о самих работах, напечатанных здесь. Юрий Коваль — художник с чрезвычайно развитым чувством цвета. Он любит изображать такие состояния природы, которые в действительности продолжаются несколько мгновений. Ослепительная, сумасшедшая синева, наступающая, когда день уже кончился, а ночь еще не началась. Мы все знаем эти состояния, смотрим, любуемся и боимся, как бы не зажгли раньше времени свет, не спугнули это очарование. Потом зажигают фонари, и оказывается, что их желтые пятна необыкновенно красивы на еще не почерневшем небе, они делают его как бы более синим.
Про Юрия Коваля можно сказать, что он мыслит цветом. Это — редкое дарование. Это значит, что художник, отталкиваясь от реального цветового звучания, идет дальше, усиливая звонкость красок, доводя их до ослепительного сияния. Но есть ли это отступление от реализма? Ничуть! Художник не просто копирует тот цвет, который он видит, он создает образ цвета и тем самым заставляет нас пережить красоту окружающего ярче, напряженнее. Нам начинает казаться, что мы и сами видели и чувствовали такие мгновения. Художник пробуждает в нас эстетическое чувство.
Кто не вспомнит, как прорывается закат сквозь деревья, когда вечером идешь из лесу. Кто не знает, как поражает на опушке вдруг открывшийся вид яркого дневного пейзажа. Это и привлекает Коваля.
Во всех напечатанных здесь пейзажах один и тот же прием: на первом плане деревья, мы смотрим как бы из тьмы. Художник желает усилить контрасты света, дать нам пережить их. Пейзажи Коваля оптимистичны.
Галя Эдельман — график. Ее привлекают неисчерпаемые возможности черно-белой гравюры.
Это очень сложная техника: ведь в силуэтах надо дать почувствовать и настроение, и характер, и красоту изображаемого. В этом смысле удачен ее «Субботник». Здесь настолько характерны фигуры, так точно переданы их движения и даже воздушная среда, что невольно вспоминается зима, скрип скребков в руках дворников и морозный воздух.
Юрий Коваль пишет яичной темперой, краской, которая почти вышла из употребления из-за сложности изготовления. Такими красками писали когда-то художники древней Руси. Коваль делает краски сам.
Галя Эдельман увлекается монотипией. Так сделаны ее «Деревья». Это интересная по своим возможностям техника. Она позволяет сохранить большую свежесть изображения. «Женщина с петухами» — гравюра, декоративный мотив, не более. Можно себе представить его повторяющимся и превращенным в орнамент для украшения стены, например. Пусть зрителя не смущает несколько «рваный» силуэт фигур на ее черно-белых листах. Так художница стремится передать трепетность жизни своих силуэтов, их дыхание. Если попадание точно, то гравюра начинает восприниматься как живопись, она дышит.
Галя и Юра — очень молодые художники, они лишь начали, ищут, но они уже в искусстве и пришли к нему путем своеобразным.
Может, они и не станут профессиональными художниками, хотя мне почему-то думается, что станут. Но разве в этом дело! У них выработался и вырабатывается взгляд художника. Их жизнь наполнена, и каждый день поражает открытиями. Что может быть лучше!
А. СВОБОДИН




Г. Эдельман. Сугробы (Субботник).




Юр. Коваль. Сумерки.




Юр. Коваль. Закат в лесу.




Юр. Коваль. На Истре.


В дополнение, фотография Учителя с учениками:


Галина Эдельман, Борис Петрович Чернышёв и Юрий Коваль. Источник.

Узнать подробнее о Галине Эдельман и посмотреть её работы можно на замечательном сайте.

(с) А. Свободин.
(с) Г. Эдельман.
(с) Ю. Коваль, наследники.
Tags: - Коваль - пресса статьи, - Коваль - художник, - Коваль в сети Ссылки, други - Эдельман, фотографии
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment